Lost in translation. Трудности перевода

Lost in translation. Трудности переводаИван Омельченко заявил в суде, что надпись на его плакате была сделана на английском и гласила «My cop ok», что в вольном переводе означает «Моя милиция меня бережёт». Суд не поверил и наказал Ивана 15 сутками ареста.

Во время Чернобыльского Шляха-2012, в целом прошедшего без сюрпризов, был один, как сказали бы молодые, «прикол». Некий молодой человек невозмутимо пристроился рядом с неизвестным на тот момент видеооператором в штатском, держа плакат с надписью «Мусорок» и указательной стрелкой в сторону «тихаря». Это вызвало восторг у проходивших мимо участников шествия: находится под прицелом милицейских камер не очень комфортно, поэтому видеооператоры в штатском всегда вызывали раздражение. Инцидент был заснят журналистами Белсата и пользовался большой популярностью у пользователей интернета.

Кроме свалившейся популярности, на Ивана свалились проблемы с правоохранительными органами. В течение долгого времени, пока он находился в отъезде, возле его квартиры дежурили сотрудники милиции. Заявляя его матери, что хотят допросить её сына по делу о массовых беспорядках 19 декабря 2010 года, хотя оно официально закрыто.

В конце концов Омельченко сам явился в опорный пункт милиции в столичном микрорайоне Лошица, откуда его направили в Ленинское РУВД. Молодой человек пошёл в милицию с адвокатом, но того в РУВД не пустили. По информации правозащитников, в управлении внутренних дел в отношении Ивана составили административный протокол, задержали и отправили в Центр изоляции правонарушителей на Окрестина, где он провёл минувшую ночь.

Сегодня его судили. На суде Иван заявил, что не имел в виду ничего дурного, а совсем наоборот. Своим плакатом он всего лишь призывал сотрудников милиции (в форме) следовать закону. А про отношение к правоохранительным органам человека с камерой знать не знал.

В суд был также вызван тот самый видеооператор в штатском, оказавшийся милиционером Кондратьевым. Который уверял, что молодой человек не мог не знать о его принадлежности к правоохранительным органам, поскольку... у него в ухе был наушник. Во-первых, на фотографиях и видеозаписях, рассмотренных в судебном заседании, наушника у Кондратьева не видно, а во-вторых, с каких это пор наушник стал официальным признаком принадлежности к милиции?

Впрочем, такие тонкости суд Ленинского района не заинтересовали. Иван Омельченко был приговорён к 15 суткам административного ареста по статье 17.1 Кодекса об административных правонарушениях (мелкое хулиганство).


Источник - Народная Воля.





Видео

Блоги

Профиль
Войти через:



Календарь
«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Карта новостей

Вернуть ли белорусскому языку статус единственного государственного?


  • ВКонтакте
  • Одноклассники

Баннеры
Праваабарончы цэнтр Вясна

Падтрымаем вязьняў!

Счетчики