Честь и совесть нации Пётр Иванов заявил о геноциде

20 марта 2018 в 9.30часов в Витебском областном суде запланировано начало рассмотрения апелляции председателя Генерального совета по созданию международного общественного объединения «За Честную власть», известного правозащитника Петра Иванова на обвинительный приговор суда Октябрьского района г. Витебска (судья Игорь Стефановский).

С абсолютной достоверностью я знаю, что Пётр Евстафьевич заслуженно олицетворяет честь и совесть белорусской нации. Власти почти непрерывно оказывают на него давление и преследуют, в том числе по подложному обвинению в якобы совершённом преступлении, исключительно и только за его необыкновенно полезную и эффективную общественную деятельность высшей пробы. Аморально преследуют за то, что он является творцом и последовательным подвижником величайшей в истории человеческих сообществ идеи Честной власти, смертельно опасной для лжецов, тиранов и прочего отребья.

Я точно знаю, что апеллянт не ищет в суде защиты от беззакония и произвола. Он лучше меня знает, что судьи в Беларуси превосходят в беззаконии даже его прямых творцов. Из этой данности, из произвола судьи Виктории Лещенко и судей Витебского облсуда, настоящее уголовное дело как раз и проистекает. Тем не менее, поданной апелляцией подвижник важнейшей идеи совершенно осознанно предоставил должностным лицам существующей системы правления, включая её главных руководителей, возможность избежать неисправимой дискредитации и несмываемого исторического позора для того, чтобы каждый из них мог в последующем пользоваться, наравне с другими, благами Честной власти и быть полезным для её торжества. Как отнесутся к такой возможности властвующие лица, вскоре станет известно.

26 февраля 2018 П. Иванов направил заявление персонально каждому поименованному в нём высшему должностному лицу Республики Беларусь: Президенту А. Лукашенко, главе Администрации президента, Секретарю Совбеза, Управделами президента, Премьер-министру, председателю Центризбиркома, Генеральному прокурору, председателям Верховного и Конституционного суда, председателям Палаты представителей и Совета Республики, председателям Комитета госконтроля и Нацбанка, председателю Следственного комитета, Министрам внутренних и иностранных дел, Министру юстиции и генерал-губернатору Витебской области. Копии заявления были также направлены Министру иностранных дел России и Послу Российской Федерации в Республике Беларусь.

В названном заявлении необыкновенно ёмко переданы крайне важные аспекты нашей реальной жизни. В нём, с позиций Честной власти, автор ответственно заявляет о том, что видел воочию и испытал на себе, заявляет о превентивном геноциде народа в тюремных застенках.

Подвижники Честной власти действуют открыто. Поэтому знать подлинное содержание заявления носителя великой идеи имеет право каждый. Дословный текст документа публикуется ниже.

«Предлагаю хорошо осмыслить последствия привлечения меня – председателя Генерального совета по созданию международного общественного объединения «За Честную власть», правозащитника – к уголовной ответственности по сфабрикованному уголовному делу.

Ничтожный повод для обвинения в преступлении, неадекватно-агрессивное преследование, абсурдное судилище над инициатором и подвижником наивысшей идеи Честной власти наглядно демонстрируют пещерный маразм должностных лиц к этому причастных. Из уст судьи суда Октябрьского района г. Витебска Стефановского И.Э. рефреном творимому сумасшествию прозвучал 26 января 2018 обвинительный приговор, устанавливающий двойное провокационное наказание. Эти деяния основательно дискредитируют систему правления РБ и её руководителей.

Вступление в репрессивную силу обвинительного вердикта падшего суда, намеченное на 20 марта 2018, несмываемым позором заклеймит каждого из вас, ваших наследников и потомков. Бездействие и непротивление такому развитию событий будет означать ваше добровольное согласие придать, по скудоумию маразматиков, себя и своих близких общественному презрению человеческих сообществ. Это будет исторический приговор каждому участнику системы зла.

С самой высокой и могущественной идеей Честной власти я взаимосвязан органично. Неизменно ею руководствуюсь в делах и поступках. С её позиций оцениваю процессы и события. На неё сориентированы мои устремления, мировоззрение и поведение. С такой данностью придётся считаться. Прикреплённый к настоящему заявлению файл содержит копию публикации на сайте freeregion.info, в которой изложена суть заказного уголовного преследования. Настоящее заявление дополняю достоверными сведениями о тюремной составляющей, пагубное влияние которой сильно недооценено. Вами в том числе. Правителей «уходят», но заведённые тюремные порядки остаются. Тюрьмы почти рыдают по каждому из вас. В отсутствие Честной власти натасканные тюремщики легко и скоро порвут любого. Не укрывайте их злодеяния.

Сполна испытал на себе, что расположенный рядом с центральной частью славного города Витебска следственный изолятор №2 УДИН МВД РБ является подлинной пыточной тюрьмой, играет ключевую роль в системе перманентного геноцида белорусского народа, а также поставляемых сюда в немалом количестве россиян. Руководит этим пыточным гетто лицо, культивирующее садизм, организующее и покрывающее преступную деятельность подчинённых. В застенках СИЗО №2, под многослойной завесой непробиваемой лжи, царят террор и мракобесие по отношению к подследственным и осужденным, господствует своеволие и произвол. Здесь даже сотрудники медчасти мобилизованы на сокрытие творимых злодейств и преступлений. Вся эта гремучая смесь функционирует в прочной спайке с руководством прокуратуры, следствия и судов.

Сотрудники СИЗО, по воле начальства, систематически подвергали меня пыткам и истязанию, включая применение физического насилия, повлекшего серьёзные телесные повреждения и расстройство здоровья. С позиций Честной власти замалчивать такие вещи недопустимо.

Алгоритм заведомо преступных деяний был задан в отношении меня изначально, с момента закулисного решения о привлечении к уголовной ответственности. Поэтому лишь в ходе задержания 11 октября 2017 мне соизволили объявить, что в качестве обвиняемого преследуюсь с 21 августа 2017, что «скрываюсь» от следствия почти два месяца, из-за чего объявлен в розыск и подлежу заключению под стражу. Этот подлый механизм отработан нечестной властью до автоматизма. Заранее знали об обвинительном приговоре начальник Октябрьского РОВД г. Витебска полковник милицииСтельмах С.В. и судебный исполнитель ОПИ г. Витебска Тумвшевич Л.Б. Это явствует из направленных в СИЗО постановлений об исполнительном производстве от 28 декабря 2017 № 11-20317996684 и от 12 января 2018 № 11-20318000585 о принудительном взыскании с меня 690 рублей за ложный розыск якобы скрывавшегося от следствия и взыскании 34,50 рублей нотариального тарифа.

Разумеется, сведения об уголовном преследовании утаивали от меня не только для совершаемого грабежа, но, главным образом, для спланированного заключения под стражу через подложное объявление в розыск якобы скрывающегося от следствия. Заключение под стражу требовалось для давления по сфабрикованному делу и обвинительного приговора.

Без обвинительного приговора из застенков СИЗО №2 практически не выходят. Кого туда загребли, тот и без вины обречен на присуждение тюремного срока. Так, из года в год, работает преступный конвейер нечестной власти. С позиций Честной власти – это перманентный геноцид народа.

Обвинительный приговор мне был известен задолго до постановочного судилища. Знал о нём в застенках «красной тюрьмы», столь ёмко СИЗО №2 прозвано за варварство и дикость, творимые сотрудниками. В одно время со мной в карцере удерживали молодого мужчину. Он не выдержал пыток и издевательства сотрудников, вскрыл паховую артерию в ночь с 21 на 22 декабря 2017 и покончил жизнь самоубийством.

В пыточной тюрьме меня удерживали 108 суток. Заключённым я был образцовым. Флотская закалка помогала примерно соблюдать правила и режим содержания под стражей, стойко переносить отвратительные условия тюремного быта. Опыт корабельного замполита, бесценная практика общественно-полезной и правозащитной деятельности позволяли оказывать действенную помощь нуждавшимся в ней подследственным и осужденным.

В застенках тюрьмы я плохо поддавался произволу и унижению человеческого достоинства. Не отрёкся от светлой идеи Честной власти. Не признал себя виновным в выдуманном преступлении. Не стал подыгрывать аморальному своеволию начальника СИЗО №2 полковника вн. службы Куриленко Э.В. Не закрывал глаза на системные издевательства, пытки, истязание, перманентный геноцид, на явные нарушения положений Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта о гражданских и политических правах.

По сговору с руководством прокуратуры, следствия и судов, администрация СИЗО преднамеренно создавала опасные для моей жизни и здоровья условия, провоцировала конфликты, подвергала многочисленным взысканиям за выдуманные нарушения, подкреплённые заведомо ничтожными рапортами и объяснениями подчинённых. Такими способами аморальные руководители искусственно сделали меня лидером СИЗО по числу и спектру наложенных взысканий. Лишь одно взыскание, из нескольких десятков, было наложено без вымысла – за исполнение песен в карцере.

В карцер меня заперли 5 декабря 2017 за вымышленные нарушения режима содержания, подкреплённые заведомо ложными рапортами и объяснениями. Заперли, чтобы в комфортных для сокрытия преступлений условиях подвергать пыткам и истязанию без лишних свидетелей.

Для непосвящённых, карцер – это тюрьма в тюрьме. Сутки в нём по тяготам и лишениям тянут на двое-трое суток содержания в общей камере. С позиций Честной власти, карцер для подследственных, то есть людей де-юре невиновных, – это нонсенс и тирания заведомо криминального свойства.

При максимальном 10 суточном сроке водворения в карцер, Э. Куриленко собственными решениями удерживал меня в карцере 37 суток непрерывно. Рекордный показатель для того периода. Из карцера не выпускали, пока на моём теле не обжились раны и не исчезли кровоподтёки. Из-за этого существенно просрочили проведение судилища, не уложились в максимальный трёхмесячный срок ареста в качестве меры наказания по приговору, применили двойное провоцирующее наказание.

Первому жестокому групповому избиению и истязанию сотрудники СИЗО подвергли меня 7 декабря 2017, примерно через два часа, после поданного на утренней проверке на имя Генерального прокурора РБ заявления о пытках и геноциде в застенках СИЗО №2. Причинили серьёзные телесные повреждения. Руководил издевательством старший оперативный работник «красной тюрьмы» капитан вн. службы Смирнов Е.И.

Утром 8 декабря 2017 насилие и истязание продолжил, в присутствии других сотрудников, дежурный СИЗО №2 коренастый ст. лейтенант вн. службы. Замахивался резиновой дубиной, оскорблял словесно, выкрикивал уничижительные для статуса российского гражданина выражения, чтобы я (дословно): «убирался в свою пидерастию, где живут и правят пидеры». Потом резко ударил кулаком правой руки в грудь и, без предупреждения, стал применять резиновую дубину.

О должностных преступлениях сотрудников изолятора 7 и 8 декабря 2017 я систематически докладывал на утренней и вечерней проверках. Об этом написал и подал заявление прокурору г. Витебска Романовскому Ю.В., в котором настаивал на безотлагательном назначении и проведении судебно-медицинского освидетельствования, ввиду причинения телесных повреждений, повлекших расстройство здоровья. Прокуроры преступно бездействовали.

12.12.2017 на меня напали со спины порядка семи экипированных сотрудников СИЗО. Точное количество и личности всех нападавших не определил, поскольку заключённому запрещено поднимать голову и смотреть в сторону. В положении лёжа на полу с вывернутыми руками остервенело избивали дубинами до полусмерти. Лупили по-зверски в места ранее причинённых повреждений, по ягодицам, голени и стопе левой ноги. От адской боли грыз под собой рельефную напольную плитку (повредил передние зубы), белугой ревел до потери голоса. Нападением руководил инспектор режимного отдела СИЗО №2 капитан вн. службы Коваленко С.А.

После окончания избиения, проволокли за ноги по полу, поставили стоймя. Грозили изнасиловать резиновой дубиной в задний проход. Не было сомнений, что в СИЗО это обыденная мера насилия и угрозу могут исполнить. Возможно, пронесло потому, что стервятники отвлеклись на злословия, будто я обмочился: тыкали в мокрые пятна на полу и карцерной робе.

После указанной части экзекуции, на несколько минут меня закрыли в бокс с видеонаблюдением. Затем, для отчёта о проделанной работе, доставили на обозрение заместителям начальника СИЗО: по режиму и охране Молоканову Р.Н. и ещё одному подполковнику вн. службы. От них потащили к ст. следователю по сфабрикованному делу Фёдорову Я.О. и на административную комиссию в кабинет начальника СИЗО.

Завидев меня избитого, стоящего на одной ноге, неспособного внятно произносить слова, Э. Куриленко гулко заржал, подпрыгивая в кресле и ликующе потирая руки. В присутствии подельников своей комиссии, он пронзительно завопил: «вот мы и встретились, Иванов!».

Поведение начальника СИЗО выдавало в нём редкого поддонка, распираемого самовластием. Он объявил мне ещё 10 суток карцера, безумно признал склонным (внимание!) «к захвату заложников, нападению на администрацию, хулиганским проявлениям» и поставил, по этим основаниям, на профилактический учёт. Приказал, чтобы все мои перемещения по его тюремным владениям производились в наручниках. Издевательские решения тюремного садиста основывались на заведомой лжи. Они действовали и применялись ко мне до последнего дня нахождения в застенках изолятора.

Дней через десять, в наручниках, меня вновь доставили в кабинет Э. Куриленко. Он обрушился с обвинением, что я «вздыбил всё СИЗО». Клялся, что никому не позволит привлечь к ответственности избивавших меня сотрудников; утверждал, что поощрил их за эти деяния большими премиальными выплатами. Требовал, чтобы я отказался от исповедуемой идеи, как неосуществимой, а занялся выращиванием огурцов либо проваливал в Россию, очищать её от нечестной власти Путина, Жириновского и других тамошних политиков и дельцов. Свои увещевания начальник СИЗО подкрепил добавлением мне 7 суток карцера.

Через неделю Э. Куриленко был уже нервическим и злым. Без лирических потуг он объявил мне своё решение о заточения в карцер ещё на 10 суток. Влияние укореняющейся в «красной тюрьме» идеи Честной власти становилось ощутимым. Не прошло бесследно циничное глумление над её подвижником. В открытую фазу перешли неожиданные для тюремного руководства процессы. Пошли острые разногласия среди персонала и т.д. Дальнейшее удерживание меня в заключении было чревато реально плохими последствиями.

Мне удалось пробить непробиваемое, воспользоваться невероятными для застенков СИЗО возможностями. 15 декабря 2017 дал показания по фактам пыток и истязания ст. следователю второго СО Витебского ГОСК капитану юстиции Шишковой Н.А. В конце текста показаний написал (дословно): «Прошу назначить и провести СМЭ в кратчайший срок».

Опрашивая меня, Н. Шишкова своими глазами видела жуткие телесные повреждения: чрезвычайно опухшие, с ранами и обширными кровоподтёками голень и стопу левой ноги, из-за чего мог перемещаться лишь приставным шагом, сильно хромая; выразительный кровоподтёк на груди – опечаток удара кулаком, нанесённого дежурным СИЗО №2. Засвидетельствовать наличие сплошных тёмно-лиловых кровоподтёков на ягодицах, а также синяков на плечах Н. Шишкова категорически отказалась, мотивируя, что это не её дело.

С 7 декабря 2017 по 19 января 2018 начальник СИЗО № 2, прокуроры, следователи и судьи абсолютно преступно препятствовали проведению судебно-медицинской экспертизы. Лишь 19 января 2018, после того, как представители общественности в ходе судилища воочию запечатлели оставшиеся последствия избиений и выложили в Интернет снимки, появился судмедэксперт Вальшонок А.М. Он преднамеренно провёл на удалённом расстоянии лишь формальный осмотр причинённых повреждений, не заходя за металлическое ограждение клетки, в которой продолжал меня глумливо удерживать Э. Стефановский, сознательно лишив равенства сторон в процессе. Один достойный поступок А. Вальшонок совершил: прямо ответил, что посещать СИЗО №2 для проведения СМЭ не разрешал следователь.

В настоящее время продолжается заведомо преступное сокрытие совершённых преступлений, о которых достоверно знает большинство персонала СИЗО, многие его «сидельцы» и другие очевидцы, имеются документы, записи видеокамер и прочие источники. Совершённые преступления «правоохранители» скрывают с помощью абсолютного вранья сотрудников СИЗО, недостоверных медзаключений и т.д. Сокрытие происходит посредством заведомо неправосудного обвинительного приговора по сфабрикованному делу, а также путём саботирования прокурорами и следователями Витебской области своих должностных обязанностей по единообразному применению законов и раскрытию преступлений.

Все избиения проводились в местах без видеофиксации. Такие места известны не заключённым, а сотрудникам СИЗО. В них доставляли под конвоем. Меня обыскивали и заставили раздеваться донага не в карцере, а в холодном коридоре, где нет видеофиксации. Для сокрытия преступлений не были изъяты объективные данные видеокамер в местах моего содержания после избиений, пыток и истязаний. Никто не прошёл проверку на полиграфе.

Сфабрикованное уголовное дело в отношении подвижника идеи Честной власти, заведомо неправосудный обвинительный приговор и сокрытие преступлений составляют единую цепь событий для дискредитации большинства из вас. Таким способом дискредитируют и загоняют в исторический тупик А. Лукашенко. Даже при критическом отношении, нахожу такие деяния неприемлемыми и вредными.

Не век А. Лукашенко и вы будете при власти на административных должностях. Не век! Очень важно, чтобы впереди у каждого имелась реальная возможность и хорошие условия сделать главное общественно-полезное дело своей жизни, будучи вне органов власти. Именно эту возможность покушаются у вас нечестиво отнять, расчётливо её лишить и подвергнуть дискредитации.

Нельзя бороться с идеями и их носителями путём репрессий. Идеи побеждают идеями. Репрессивная борьба с самой высокой идеей Честной власти и её подвижниками – это безумное самоедство. Не впадайте в эту крайность и удержите от неё других. Враждовать вам с нынешними подвижниками идеи Честной власти не с руки. Как у вас, так и у членов Генерального совета есть абсолютно равное право на Честную власть. Чем быстрей мы добьёмся его законодательного закрепления и реального соблюдения, тем скорей несоизмеримо лучше нынешней станет жизнь добропорядочных людей и образуется гармоничный мировой порядок.

Для создания полноценного международного общественного объединения «За Честную власть» с разветвлённой сетью дееспособных подразделений, а также привлекательных условий для плодотворной реализации возможностей по устройству Честной власти, крайне необходима передовая материально-техническая и финансовая база. Трудиться сообща над решением этой важной задачи призываю каждого из вас. Кроме того, ответственно предлагаю вам и подвластным чиновникам внести на эти цели одноразовые и многоразовые добровольные пожертвования на моё имя по вышеуказанному адресу».


Автор - Леонид Здрестов, заместитель председателя Генерального совета по созданию международного общественного объединения "За Честную власть".





Видео

Блоги

Профиль
Войти через:



Календарь
«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Карта новостей

Вернуть ли белорусскому языку статус единственного государственного?


  • ВКонтакте
  • Одноклассники

Баннеры
Праваабарончы цэнтр Вясна

Падтрымаем вязьняў!

Счетчики