«Глаза открыты, руки связаны…»

Так характеризовал свои возможности исполняющий обязанности начальника Главного управления Службы контроля Президента Виталий Чичков около 16 лет назад, когда давал интервью собкору «Народной газеты» по Витебской области Сергею Буткевичу.

Виталий Александрович, вы — человек занятой. Порой до вас и дозвониться трудно. И вдруг вы, можно сказать, сами изъявляете желание дать интервью. Чем это вызвано? Уж не той ли критикой, что прозвучала на сессии Витебского горисполкома в адрес Службы контроля?

— То, что вы назвали критикой, стало каплей, переполнившей чашу. Прозвучало обвинение в «методах 1937 года», в том, что наши справки — это бессмыслица (употреблено было, правда, более грубое, оскорбительное слово). Раздраженным оратором оказался не кто иной, как председатель исполкома Михаил Григорьев. Он, кстати, и по журналистам прошелся...

— Ну, вина журналистов во всех бедах общеизвестна. Но ведь тогда, на сессии, Михаил Васильевич в ответ на вопрос депутата о причине освобождения Леонтия Вишневецкого от должности первого заместителя мэра ответил: «Читайте газеты, там все написано».

— Да, и тут же уточнил, сказав, что «в прессе — 99% неправды». Хотя все написанное в газетах об увольнении Вишневецкого соответствует действительности. И Служба контроля к разоблачению этого зарвавшегося чиновника имеет отношение. По его инициативе и при попустительстве управ­ляющего делами горисполкома В. Пашкевича, была задумана и осу­ществлена незаконная сделка, по сути — фиктивная купля-продажа автомашины (сверхлимитной) для мэрии у частного лица. Нанесен ущерб казне, а предприниматель фактически получил долгосрочную беспроцентную ссуду из городского бюджета... — Можно предположить, что в эту аферу ценой в 80 миллионов рублей был посвящен и Григорьев. Уж больно он не хотел увольнять Вишневецкого, хотя Служба контроля на этом настаивала. Что же касается Пашкевича, то его освободили от должности с заведомым нарушением порядка увольнения, что помогло ему вскоре восстановиться на прежнем месте. — Кстати, Вишневецкого надо было наказать не, только, за мнимую покупку иномарки. Используя служебное положение, он, например, способствовал тому, что его дочь получила квартиру, не нуждаясь в улучшении жилья. Через учрежденную им фирму, Вишневецкий купил еще одну квартиру дочери. Словом, не тот это человек, чтобы претендовать на роль второго лица в городе, которое должно быть ничем не запятнано. А ведь Григорьеву было известно, кто такой Вишневецкий, Служба контроля еще в феврале этого года предлагала освободить его от должности. Но Михаил Васильевич проявлял к нему благосклонность. Возможно, это объясняется тем, что и сам Григорьев не отличается законопослушностью.

Что вы имеете в виду?

— В бытность начальником областного управления местной про­мышленности Михаил Васильевич по фиктивной справке получил земельный участок для строительства коттеджа как гражданин, якобы нуждающийся в улучшении жилищных условий и состоящий в списках очередности. Нарушив действующие нормативные акты, Сбербанк выдал ему льготный кредит под 10 % годовых. Но у Григорьева была на то время просторная благоустроенная квартира (45,23 кв. м. на пятерых) и он не имел оснований улучшать жилищные условия. К тому же и эту квартиру он получил незаконно, вне очереди, так как прежде имел жилье почти таких же размеров, как и новое. Для постройки особняка (или на другие личные нужды) Григорьев взял в подведомственном облместпроме ПО «Виттекс» стройматериалы, по льготным ценам, хотя такая возможность, согласно коллективному договору «Виттекса», могла быть предоставлена только его работникам. Михаил Васильевич, используя свое служебное положение, не заплатил за стройматериалы. Часть документов уже исчезла, но даже те, что сохранились, свидетельствуют: Григорьев с 1995 года остался должен предприятию около 70 миллионов рублей. Это — без учета инфляции... — «Виттекс» — благополучное предприятие. Еще недавно оно гремело в печати. Помнится, Григорьев вместе с генеральным директором объединения ездил в Испанию за призом "Золотая арка Европы".

— Почему бы богатому коллективу не пойти на­встречу начальнику управления, не дать ему, наравне с собственными рабочими, ссуду на материалы?

— Благополучное, говорите? А вы почитайте акт проверки финансово-хозяйственной деятельности этого благополучного. Целый букет нарушений! Ущерб государству исчисляется миллиардами. Если бы здесь применить, как полагается, штрафные санкции, «Виттекс» моментально бы сел на мель. Вот почему наша Служба через свое столичное руководство обратилась к Президенту с предложением не взыскивать с ряда проштрафившихся предприятий, в том числе и с «Виттекса», убытки, допущенные по вине их начальства. Во-первых, чтобы не наказывать коллективы, а во-вторых, чтобы не перекладывать государственные средства из кармана в карман. Ведь, оштрафовав «Виттекс», например, тут же надо было бы его спасать от финансовой гибели казенными деньгами.

— Значит, Президент отпустил, так сказать, выявленные вашей Службой грехи?

— Отпустил всего лишь нескольким предприятиям и одному колхозу, но не их руководителям, и это я хочу отметить особо. Президент не распоряжался помиловать генерального директора «Виттекса» Л,Тараканову, которая не только допустила серьезные нарушения финансовой дисциплины, но и «дирижировала» многими из них. Иначе бы, наверное, в рекордно короткий срок у нее и ее близких не выросли четыре коттеджа.

Неужели четыре? Что-то, извините, не верится. Ну, по одному, но два у большинства наших бывших и оставшихся номенклатурщиков есть. Дело, можно сказать, привычное. Но чтобы столько...

— Два коттеджа — под Витебском, в Билево, и два— в деревне Башни, возле Шумилино. Один оформлен на саму Тараканову, дру­гой — на ее мужа, третий — на сына и четвертый— на невестку.

Уму непостижимо! Откуда же такие деньги?

—Деньги, ясное дело, не свои, а взятые в качестве ссуды на пред­приятии. Из всех средств, предназначенных по коллективному дого­вору для льготных кредитов, 85 процентов достались Таракановой и еще примерно десяти человекам из руководства, в то время как на строительство жилья претендовало почти 120 работников «Витгекса» Небольшая группа начальников, пользуясь своей властью, с жадностью хватала не только деньги, но и стройматериалы, оборудование. Кое-кто выписывал себе со склада объединения девять ванн, восемь газовых плит... Благо, этот дефицит обходился дешево, поскольку цены на него подолгу не менялись. Boт и брали в запас.

— Ну, и каков же результат вашей проверки?

— В том-то и дело, что никакой. Главное управление Службы контроля неоднократно направляло Витебскому облисполкому свое постановление о снятии с работы генерального директора «Виттекса», о наказании всех должностных лиц виновных в нанесении ущерба государству, злоупотреблении служебным положением. Но Тараканову с почестями отправили на пенсию, а в ответ на наши письма с требованиями выполнить постановление Службы контроля, руководство облисполкома отозвалось отпиской.

А ведь там надо было возбуждать уголовное дело

На это есть прокуратура...

— Мы же и передали материалы по «Виттексу» в Прокуратуру республики, чтобы именно там, а не в области дали правовую оценку делам руководителей «Виттекс». Но наши документы отправили в облпрокуратуру, которая отписалась в том смысле, что не может принять их к производству, потому что наш акт, дескать, не отвечает требованиям, предъявляемым к такого рода бумагам. И ничего более конкретного. И этот ответ устроил минских правоохранителей. История с «Виттексом»заглохла. А, говорите — тридцать седьмой год.

Это не я говорю. Но слышал, и не раз, мнение о не конституционности Службы контроля, о том, что это формирование «подзаконное», что-то вроде опричнины Ивана Грозного, «око государево» ...

— Вот-вот! Моим сотрудникам некоторые юристы (в частности, прокуроры) в глаза говорят: «Вы — вне закона». Правда, звучит это в неофициальной обстановке. А вот сопротивление со стороны исполнительной власти в ряде случаев — не только скрытное. Мы видим откровенное пренебрежение к нашим актам, предписаниям, постановлениям центрального органа Службы. И ведь что интересно: целый год после ее учреждения Президентом никто о «не легитимности» нашего органа вопроса не ставил (подобные службы есть, кстати, и в других странах), а заволновались чиновники после указа А. Лукашенко, изданного год назад. Этот указ расширил наши полномочия, дал право контролировать не только исполнительную власть, но и правоохранительные органы, давать им отдельные поручения, вникать в кадровые вопросы, передавать материалы в прокуратуру, привлекать к проверкам другие контролирующие органы. И хотя мы в своей работе строго руководствуемся законом и всегда открыты для критики, появилось много недовольных нами. Но отнюдь не среди рядовых тружеников, а именно во властных структурах. И, между прочим, в подчиненных им средствах массовой информации. Попробуйте, например, опубликовать критический материал о ком-нибудь из чиновников областного или городского масштаба в местных государственных газетах. Ответ на голословные обвинения Гри­горьева мне удалось дать только в независимой городской газете «Витебский курьер». Но этот небольшой материал не исчерпывает всех аспектов отношений Службы контроля с властью на местах. Вот почему я и возлагаю надежды на известную своим плюрализмом «Народную газету».

— Ну, уж вам-то грех жаловаться на прессу. Сообщения о результатах проверок печатаются регулярно.

— Только, короткие официальные сообщения. Но никто никогда не захотел изучить подоплеку наших постановлений, проанализировать развитие событий, приведших к штрафным санкциям или выводам о несоответствии некоторых руководителей их должностям. Речь не только о местных журналистах (им порой нелегко вникнуть в финансовые и хозяйственные хитросплетения). Но взять те же правоохранительные органы. Летом 1995 года, проверяя соблюдение взаиморасчетов на витебской оптовой базе «Тексильторг», мы обнаружили вопиющие факты. Чтобы фиктивно выполнить план реализации и получить прибыль, база от­пустила частному предпринимателю Л.Оленскому товаров на 300 миллионов рублей. Менее чем через месяц Оленский продает эти товары опять той же базе, но по более высоким ценам. В благодарность за явно невыгодную для «Текстильторга»сделку Оленский получил солидный «навар», а база потеряла около 40 миллионов рублей. За фальшивое выполнение плана и мнимую прибыль, работникам «Текстильторга» была незаслуженно выплачена премия. Все эти «художества» администрации обошлись базе в 107 миллионов рублей штрафных санкций. Естественно, мы поставили вопрос о снятии виновных с работы. Однако директора базы Г.Ковшель сперва отправили в отпуск, а затем проводили на «заслуженный отдых» ... Но главный вопрос: неужели эта история не представляла интереса для ОБЭП, для прокуратуры? Достаточно сказать, что товары, которые якобы сначала покупал, а потом продавал обратно Оленский, преспокойно лежали себе на складе «Текстильторга». Их даже для видимости никто никуда не вывозил, двигались, так сказать, только деньги. Но ни милиция, ни прокуратура не нашли здесь криминала. И вот почему: видите ли, «злоупотребление служебным положением не преследовало цели безвозмездного получения либо выплаты средств, но впоследствии имело своим результатом неза­конное получение премии». А за такой пустяк, мол, привлекать к уголовной ответственности не стоит. — Сколько ни вчитывайся в ответ ОБЭП, логики в нем не найдешь. «Навар» Оленского, выходит, вполне законен, а незаработанную премию нельзя квалифицировать как «безвозмездную выплату средств». Об ущербе предприятию в размере 37 миллионов рублей даже речь не идет.

— Интересно получается. На бывшего начальника жилуправления Витебского горисполкома В.Сазона, который не глядя, подмахнул несколько недействительных справок (что не привело к сколько-нибудь заметному материальному ущербу), милиция и прокуратура заводят уголовное дело и тянут его уже два года. Зато в тех случаях, где действительно надо власть употребить, хищений и ущерба в упор не видят...

Но, может быть, по нашим странным законам, зачастую составленным словно нарочно для удобства всяческих двуногих хищников, криминала действительно нет?

— Если нет, то надо аргументировано это - доказать. Но ведь не доказывают! Вот вам еще пример: В прошлом году наша Служба провела обстоятельную проверку выполнения контрактов на витебском ПО «Монолит». выявлен огромный ущерб от безграмотной, убыточной поставки за рубеж материалов, содержащих драгоценные металлы. Причем есть факты их отгрузки без лицензии, без таможенной декларации. «Монолит» занижал количество платины в поставляемой заграничным партнерам пасте, оплачивал не предусмотренные контрактом счета, изменял контракт без согласования с МВЭС и т.д. И все это — не в свою пользу, а во благо иностранным «друзьям», которые, как явствует из документов, сами удивлялись щедрости витебских поставщиков (переспрашивали: неужели в вашей пасте так мало платины и палладия, ведь по нашим лабораторным данным их больше?). В итоге ущерб дошел до сотен тысяч долларов. Но это мало беспокоило руководителей «Монолита». Ведь не их личное добро пропадало! Сами они беднее не становились. В приятные и выгодные загранкомандировки ездили люди, которым абсолютно нечего было там делать. Какие, например, имели отношение к выполнению контракта со словенской фирмой «Кеко» зам. директора по кадрам и председатель профкома, которые вместе c генеральным директором В.Негреем прогулялись в теплую Словению, потратив сообща 5400 долларов? Наверное, их там хорошо принимали, потому что уж больно выгодные «дешевые» партнеры подвернулись иностранцам. Зато державе эта «дешевизна» дорого обошлась.

— Но ведь Негрея, я слышал, сняли?

— Вот видите, вы об этом только слышали! Было сделано все возможное, чтобы «засекретить» это дело. Генерального директора тихонько отпустили с миром, а на его место поставили А.Брухнова, директоразавода «Мегом», где допускались похожие (и тоже, обнаруженные нашей Службой) нарушения и злоупотребления. Вместо того чтобы заниматься конверсией, переориентацией производства, Брухнов «гнал с конвейера» не пользующиеся спросом конденсаторы, создавая видимость действующего производства, а потом готовую продукцию сбывал по дешевке за рубеж в качестве лома. Этого «стратега» повышают в должности до генерального директора объединения, и он прилагает все усилия, чтобы «отбиться» от постановления Службы контроля об увольнении главбуха «Монолита» Г.Мацкевича и за­местителя директора по социально-бытовым вопросам и торгово-коммерческой деятельнос­ти В.Иванова. В результате — всего лишь строгие выговоры за «недостаточную работу», указания «организовать» и «взять под контроль» …

— А прокуратура?

— Прокуратура области возбудила уголовное дело по факту причинения особо крупного ущерба — в полмиллиарда долларов. И знаете, к какому выводу пришла? Что ущерб причинен не в результате халатности, а «в связи с падением курса белорусского рубля, что прогнозировать было невозможно», а также по причине «отсутствия опыта работы в рыночных услови­ях». Как будто курс рубля начал падать только в 1994 году, когда действовали изученные нами контракты! А ссылка на неопытность вообще смехотворна. Не знаешь, как вести дело — не веди, или пригласи консультанта. Небось, когда за рубежом вояжировали, курс рубля учитывали. В общем, отфутболила прокуратура Службу контроля в хозяйственный суд. За отсутствием состава преступления...

— Но ведь, действительно, рынок требует особой изворотливости. А это — непривычно для нас...

— В контрактах с местными партнерами и предприятиями ближнего зарубежья монолитовцы были вполне предусмотрительны. А вот, например, с немецкой фирмой почему-то вели себя, как профаны. Не потому ли, что знали: мы, контролеры, до Германии не доберемся, чтобы проверить, скажем, приходные счета. Нет у нас такой возможности.

— Ваша служба напоминает мне нынешнюю журналистику. Вы что-то неприглядное, незаконное раскапываете, констатируете факт, а этот факт никого из власть имущих не интересует...

— Более того, обвиняют нас в «методах 1937 года». Объективные замечания и выводы вызывают острую реакцию. О временах ежовщины, кстати, укоризненно напомнили мне на заседании облисполкома, когда рассматривались результаты плановой проверки состояния животноводства в I квартале нынешнего года. Наши контролеры убедительно доказали, что дела не идут к лучшему, поголовье сокращается, его продуктивность падает, снижаются объемы реализации продукции. Служба контроля не только констатировала ухудшение. Мы постарались проанализировать причины падения отрасли, дали оценку работе кадров. И это было принято в штыки руководством исполкома. Ответом на нашу справку стал проект решения, в котором вопреки реальности говорится о... стабилизации и даже улучшении показателей животноводства...

Но ведь в области идет постоянная «чистка» руководящих сельских кадров. Председателей колхозов, директоров совхозов, специалистов районного уровня меняют часто...

— А воз и ныне там. Потому что и старые, и новые кадры не приучены к ответственности. На такой лад их настраивают примеры из жизни более высокого руководства. Ну, сняли в свое время с работы председателя Лиозненского райисполкома И.Блохина. Теперь он руководит службой внешнеэкономических связей облисполкома. Освободили недавно от должности руководителя исполкома Ушачского района И.Бурунова. И тут же перевели в Витебск, в облисполком. И этот список можно продолжать.

А вы, как говорится, крови жаждете? Хотите, чтобы их в тюрьму посадили?

— Я хочу, чтобы торжествовал закон. И мои коллеги по Службе контроля хотят того же. Посадить может только суд. Но ведь не то, что до суда, а даже до следствия порядочного дела довести нельзя. Украл курицу — за решетку, разбазарил миллиарды — иди на повышение или на заслуженный отдых в любом из нескольких своих коттеджей. — В Городке группа районных руководителей имела в колхозе имени Маяковского неофициальные личные угодья. Обрабатывались они колхозной техникой, удобрялись колхозным навозом. Более тысячи тонн органики без всякой оплаты вывезено с общественного поля на делянки «новых белорусов» из числа городокской номенклатуры.

— Ну, тут уж без уголовного дела не обойдешься...

— Как сказать. Мы передали наши материалы в прокуратуру, но ответа пока не имеем. И я не тешу себя надеждой. Знаете, почему Служба контроля порой скромно просит всего лишь отстранить от работы иного руководителя, хотя его действия требуют уголовной ответственности. Да потому, что мы уже не рассчитываем на нормальную реакцию правоохранительных органов. Но ведь зачастую таких горе-руководителей даже столкнуть с кресла не удается. Взять того же С.Козыру, начальника РСУ управления бытового обслуживания облисполкома. Прикрываясь «коллективным» мнением подчиненных, получил вне очереди жилье, продал за бесценок на сторону квартиры, которые могли бы быть распределены в управлении. Да что говорить, о нем ваша газета не раз писала. Но со Стефана Стефановича — как с гуся вода... Боле того, его все-таки «ушли» с начальников РСУ «бытовки», тут же посадили в кресло начальника РСУ мясомолпрома...

— Когда создавалось наше ведомство, в него шли люди с надеждой, что удастся своим трудом помочь стране вывести на чистую воду чиновных жуликов, очистить кадры от хапуг и неумек, прекратить разбазаривание государственного добра, положить конец коррупции.

— Многое сделать удалось. Мы схватили за руку не одного — десятки, сотни охочих до легкой наживы людишек, выявили и предотвратили уйму злоупотреблений, вернули державе огромные деньги, чем пополнили казну. Но в последнее время противодействие нашим законным требованиям усиливается.

— Я знаю, что к вам идут люди с самыми разными бедами, с жалобами на бюрократичес­кую волокиту, на конкретных обидчиков. Вроде бы это не дело Службы контроля...

— Строга говоря, не наше это дело. Но вот посмотрите. Жалуется человек из Шумилинского района. Привезли к ним нового председателя колхоза, который сразу воздвиг себе многокомнатный дворец, организовал коммерческую фирму, где заправлять стала его жена, развил сомнительную торговую деятельность в ущерб хозяйству и государству, выкупил за бесценок особняк, обошедшийся колхозу в огромную сумму...

Ну, н отправили бы это письмо в милицию района...

— Погодите. Мы все-таки проверили жалобу... Оказалось, все правда, даже еще больше нашли, кем написано. А из Шумилинского РОВД, знаете, что ответили? Что факты не подтвердились. И подписал ответ сам начальник отдела.

— Как же так?

— А его жена в этой коммерческой фирме магазином заведует. И нарушений в магазине море. Вот вы мне и ответьте — нужна наша Служба или не нужна? Конечно, мы можем сказать, что не обязаны заниматься жалобой гражданина, которого избили и обокрали милиционеры. Но кто, кроме нас, это расследует? Милиция? Она ответила, что ничего подобного не было. Придется нам доводить дело до конца. Или, например, фиктивные справки о нуждаемости в улучшении жилищных условий для получения кредита в Сбербанке на стро­ительство коттеджей. Затребовали мы эти документы из облпрокуратуры. Получили небольшой перечень людей, которым были выданы такие справки. Среди липовых льготников самым важным человеком оказался... старший прораб. Да и тот сам признался, что раздобыл поддельную справку. Он, кстати, за честность один и пострадал. Усомнились мы в этом документе. В облпрокуратуре говорят: другого у нас нет. Стали искать, не без труда получили из УВД более обширный список. Причем, милиционеры удивились: почему, дескать, вы его у нас искали, ведь он и в прокуратуре есть. — Вот и задаем себе вопрос: по какой причине законники прятали от нас полный перечень людей, неправым путем получивших возможность кредитования строительства коттеджей. Боялись, что кто-то из сильных мира сего «засветится»? Но в таком случае, что это за юристы? Ведь слово «юстиция» — значит «справедливость».

— Разговор с вами наводит на горестные размышления. Уж если ведомство, созданное Прези­дентом, порой «пробуксовывает» (хотя до време­ни!) перед беззаконием, какая же еще сила нам нужна? Кто может потребовать от всех и вся слу­жения закону? Построим ли мы истинно правовое государство при столь разнузданном своеволии чи­новников?

— Я был бы счастлив дожить до времени, когда державе хватило бы одной контрольной службы. А может быть, и одной судебной власти. Но пока обстановка иная, все мы будем исполнять свой долг. Хотя, честно скажу, конкретных результатов нашей работы добиваться все труднее. Порой чувствуешь себя человеком, который видит безобразия, но бороться с ними ему не дают, мешают. Глаза открыты, а руки связаны. И все-таки мы будем продолжать делать свое дело добросовестно, бескомпромиссно, в полной мере используя предоставленные нам права. От Службы контроля не будет поблажки тем, кто нарушает законы, своекорыстно использует служебное положение, запускает руку в казну. Вне зависимости от чинов и связей, такие люди ответят за свою нечистоплотность.

P.S. C тех пор, как было опубликовано интервью В. Чичкова, прошло почти столько времени, сколько при власти главный борец с коррупцией. Наверное, уважаемые сограждане, нет смысла говорить о теперешнем разгуле коррумпированности чиновников всех уровней. Он доподлинно известен. Достаточно вспомнить «правую руку» президента --Ивана Титенкова, Галины Журавковой, Тамары Винниковой и т. д. И последнее после того, как было опубликовано, интервью, в новогоднюю ночь неизвестные злоумышленники сожгли дотла дачу Чичкова. Не пощадил «красный петух» и дачу Сергея Редненко, сменившего пост Чичкова, правда, уже в должности председателя Госконтроля по Витебской области. Кстати, как и Козыра, благоустроились и другие персонажи. Вишневецкий некоторое время был директором Витебского пивзавода, а затем, как и Григорьев удачно «приземлился» на территории «Лукойла». Неушев (бывший мэр Витебска) стал директором шоколадной фабрики, но вскоре «погорел» и попал в места, не столь отдаленные. Похоже, немцы, в отличие от белорусской стороны, дружат с законом, а не с понятиями. К сожалению, орган Верховного Совета —«Народную газету» ликвидировали. Законодательную власть упразднили. Протестующих депутатов ОМОНовцы избили. Тогда Зенон Позняк и Сергей Наумчик, спасаясь от гибели, вынуждены были эмигрировать за границу. Где пребывают, по сей день. Есть еще одно обстоятельство, связанное с кадровой политикой правителя Беларуси. К примеру, на заре президентской власти, выездная комиссия Госконтроля около месяца проверяла работу Витебского горисполкома по вопросам жилищного законодательства. Столичные ревизоры усмотрели грубейшие нарушения, связанные с распределением квартир. По мнению «комиссаров», «за дискредитацию президентской власти» необходимо было уволить 23 высокопоставленных чиновников. Но никто не пострадал, наоборот, многие из них ушли на повышение по служебной лестнице. Такая ротация кадров понятно, с чем связана. Выходит, коррупция оказалась не по зубам главному борцу с ней. Как Лукашенко строил кадровую политику с момента прихода к власти, комментирует бывший сотрудник КГБ по Витебской области Ануфрий Романович: «Он подбирал управленцев, исходя из личной преданности ему .. Он старался брать на работу чиновников, которые уже провинились перед законом, с компроматом, которых уже тогда можно было привлекать к административной или уголовной ответственности. Лукашенко ввел в кадровую политику принцип уголовного общака. Но, если у общака есть хоть какие-то правила, то он действовал только по своему усмотрению, по ему одному понятному слову - "целесообразно", без оглядки на Закон...

Остается только добавить, что бессменным председателем Витебского облисполкома с 1994 года был Владимир Андрейченко, теперь он который раз подряд является спикером Палаты представителей. Как говорится, жить хорошо, а хорошо жить, еще лучше…

В честь памяти собкора «Народной газеты» Сергея Буткевича, подготовил: Владимир Жигулов, бывший внештатный корреспондент «Народной газеты».




  • Борьба с коррупцией, как известно, одно из постоянных занятий Лукашенко. Свой вклад в борьбу с коррупцией решила внести и оппозиция, обвиняя самого главного борца с коррупцией и его систему государственного управления... Cвой антикоррупционный доклад обсуждали представители Белорусской партии левых "Справедливый мир", Белорусской социал-демократической партии (Грамада), движения "За Свободу", кампании "За справедливые выборы", Объединенной гражданской партии, оргкомитетов по созданию партии "Белорусская христианская демократия" и Партии труда, партии "Зеленые". Самый эффективный для политической карьеры пример борьбы с коррупцией продемонстрировал Лукашенко. На волне своего антикоррупционного доклада в Верховном Совете он, по сути, въехал на должность президента Беларуси.
  • Ёсць што сказаць -- няма каму слухаць!


Видео

Блоги

Профиль
Войти через:



Календарь
«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Карта новостей

Вернуть ли белорусскому языку статус единственного государственного?


  • ВКонтакте
  • Одноклассники

Баннеры
Праваабарончы цэнтр Вясна

Падтрымаем вязьняў!

Счетчики