Белорусские оппозиционеры умудрились не поделить даже имя Статкевича

То, что могло бы сплотить белорусскую оппозицию, стало очередным яблоком раздора. Речь идет об идее выдвинуть символическим альтернативным кандидатом на президентских выборах 2015 года Николая Статкевича.

Понятное дело, что шансов быть зарегистрированным у Статкевича, отбывающего шестилетний срок еще «по итогам» выборов-2010, ровно ноль.

Но, по замыслу, этот красивый жест позволял оппозиции как минимум сохранить лицо, актуализировать проблему политзаключенных. И под таким благородным пиаровским прикрытием выдвинуть из своей среды реального единого кандидата.

Сейчас же вокруг «авторских прав» на идею выдвинуть Статкевича разгорелась свара. Хотя это только верхний слой.


Глубже лежит конфликт интересов отдельных лидеров и структур оппозиции. Возможно, это даже антагонизм. Желание сыграть в свою игру априори перечеркивает попытки договориться. И тогда для христианского демократа Павла Северинца, разрывающегося в роли медиатора, миссия невыполнима.

Борьба ушла в фейсбуки

Несколько месяцев назад бренд Статкевича на выборы-2015 активно продвигал лидер кампании «Говори правду» Владимир Некляев. Однако его предложение не нашло поддержки большинства в рамках оппозиционной семерки, что вела переговоры с прицелом на проведение Конгресса демократических сил.

На прошлой неделе в семерке произошел раскол: пять субъектов подписали соглашение о процедуре выдвижения единого кандидата на выборах 2015 года, два (Объединенная гражданская партия и «Справедливый мир») остались в стороне.

И вот теперь ОГП объявила, что инициирует выдвижение кандидатом в президенты… Статкевича (есть такое белорусское выражение «знайсці сякеру пад лавай»), а его дублером видит — угадайте с трех раз — да, правильно, своего председателя Анатолия Лебедько.

«Говори правду» обвиняет Лебедько в политическом плагиате, тот доказывает, что выдвинуть политзаключенного предлагал давным-давно… в фейсбуке. Что дает критикам пищу для сарказма: мол, опустились вожди до уровня драки в детской песочнице.

А вообще эксперты трактуют демарш ОГП как намерение ее лидера идти на выборы самостоятельно, без оглядки на остальных (разве что с расчетом на поддержку левых из «Справедливого мира», с которым ОГП создала альянс «Талака»).

С другой стороны, весьма вероятно, что как минимум четыре субъекта коалиции «Народный референдум» (а могут подключиться и другие) выдвинут своего «условно единого».

И в этой коалиции, и в оппозиции вообще наибольший электоральный рейтинг, согласно сентябрьскому опросу НИСЭПИ, у Некляева — 4,6%. Для сравнения: у Лебедько — 1,5%, у Александра Лукашенко — 45,2%.

Таким образом, против действующего президента, который согласно этой цифири и так выглядит Гулливером в стране лилипутов, его политические противники могут выйти не одной, а как минимум двумя колоннами (скорее даже кучками), разорвав и так убогие силы да ресурсы.

«Гюльчатай, открой личико!»

Лебедько козыряет тем, что на сегодня он один четко заявил о своих амбициях. И действительно, «его сильная мотивация выглядит преимуществом», отметил в интервью для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

Действительно, остальные игроки мнутся, мудрят, что-то взвешивают и просчитывают, короче — тянут кота за хвост.

И поскольку Лебедько на этом фоне и впрямь первый боец, то, рассуждает Карбалевич, почему бы остальным не сойтись на варианте: коль так хочет — пусть идет!

Ну в самом деле, единый ведь не за букетом роз идет, а возможно, прямой наводкой в тюрьму — по схеме того же Статкевича. И львиную долю рисков, ответственности за кампанию берет на себя.

Деньги? Но ресурсы на сей раз будут задействованы жалкие, Запад под Лукашенко копать не станет (почему — отдельная тема), и мифические мешки с долларами будут фигурировать разве что в сюжетах государственного ТВ.

Казалось бы, флаг Анатолию в руки — и гора с плеч. Но! Закавыка в том, что работать на Лебедько как единого некоторые структуры не захотят априори: слишком далеко зашла, мягко говоря, неприязнь.

Впрочем, здесь полная взаимность: трудно представить себе, например, чтобы ОГП согласилась подносить снаряды кампании «Говори правду».

При этом выход лидера ОГП из переговоров в рамках семерки под тем предлогом, что другие структуры не откликнулись на призыв открытым текстом назвать своих выдвиженцев (помните киноклассику: «Гюльчатай, открой личико!»), вызывают у обозревателей улыбку.

Критики говорят: не видишь соперников — так тем более: смело дуй на конгресс и бери голыми руками статус единого! Но Лебедько не простак, он понимает: пойдешь по шерсть, а вернешься стриженым, потому что «Народный референдум» способен сплотиться и обеспечить победу своему ставленнику.

К тому же у Лебедько есть травматичный опыт Конгресса-2005, когда председатель ОГП проиграл самую малость Милинкевичу, сумевшему добавить себе голосов за счет близких ему НГОшников.

А следующего шанса профигурировать кандидатом на выборах у Лебедько (как, впрочем, и у его немолодых конкурентов) может и не быть. В партиях и движениях подрастает молодая зубастая генерация.

Таким образом, фатализм белорусской внутриполитической ситуации (оппозиционеры отдают себе отчет, что в грядущей кампании плетью обуха не перешибешь) сводит интригу к внутривидовой борьбе в пределах маргинального оппозиционного ареала.

Дежавю-2015

В свою очередь, выход оппозиции на избирательное поле под разными лозунгами (Лебедько подчеркивает не только организационные, но и концептуальные расхождения с «Народным референдумом») разорвет голоса протестного электората.

Единый кандидат был бы более дискомфортным для властей вариантом, полагает Карбалевич.

В условиях, когда не растут зарплаты, такой соперник Лукашенко мог бы реально набрать 25-30% голосов, отметил политолог. «Это создавало бы ситуацию реальной альтернативы», — считает собеседник Naviny.by.

Действительно, аналитики давно пришли к выводу, что появление согласованной оппозиционной фигуры по определению дает толчок ее рейтингу, аккумулирует симпатии недовольной режимом части общества.

Так, избранный единым кандидатом на Конгрессе демократических сил в конце 2005 года Александр Милинкевич начал набирать политический вес настолько быстро, что это, по мнению ряда экспертов, даже подтолкнуло Лукашенко приблизить выборы 2006 года, передвинуть с лета на март, пока соперник не раскрутился до конца.

Заметим также, что и Милинкевич оказался условно единым. Часть голосов отнял у него шедший сам по себе харизматичный экс-ректор БГУ Александр Козулин.

На выборах-2015 история может повториться в виде дуэли между Некляевым (хотя и Милинкевич не заявил об окончательном выходе из игры) и Лебедько.

Разница в том, что в 2006 году свежий пример украинской оранжевой революции порождал среди противников режима довольно массовые романтические надежды: получилось у них — получится и у нас!

А вот киевский Майдан-2014 (точнее, его восприятие массовым сознанием белорусов), напротив, укрепил позиции Лукашенко и выбил карты из рук его противников.

Так что на этот раз может получиться лишь довольно унылое, пародийное дежавю.


Источник - Naviny.by. Автор - Александр КЛАСКОВСКИЙ.





Видео

Блоги

Профиль
Войти через:



Календарь
«    Февраль 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Карта новостей

Вернуть ли белорусскому языку статус единственного государственного?


  • ВКонтакте
  • Одноклассники

Баннеры
Праваабарончы цэнтр Вясна

Падтрымаем вязьняў!

Счетчики