«Кровь за кровь» vs право на жизнь. Что решит Верховный Суд?

«Кровь за кровь» vs право на жизнь. Что решит Верховный Суд?18 октября коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела кассационную жалобу осужденного к смертной казни Александра Грунова на приговор Гомельского областного суда от 14 июня 2013 года.

Александр Грунов был приговорен к расстрелу на основании п.6 ч.2 статьи 139 Уголовного Кодекса Республики Беларусь.    

Во время заседания, на котором присутствовали активисты камапании "Правозащитники против смертной казни в Беларуси", коллегия судей Верховного Суда выслушала все стороны. Мать убитой девушки и представитель Генеральной прокуратуры выступили за сохранение смертного приговора для Александра Грунова. Сам осужденный, признавая свою вину, выразил несогласие с квалификацией его преступления, повлиявшей на назначенное ему наказание, и сказал, что у него не было умысла на убийство «с особой жестокостью». Сторона защиты обратила внимание суда на то, что «именно показания Грунова были положены в основу столь сурового приговора», но суд первой инстанции при этом не принял его чистосердечное признание в совершении преступления, его явку с повинной и добровольное сотрудничество со следствием в качестве смягчающих вину обстоятельств.

Защищая право на жизнь, закрепленное в ст.24 Конституции РБ и ст.6 Международного Пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), адвокат Сергей Краснов подчеркнул, что уголовное законодательство Беларуси предусматривает, помимо смертной казни, и иные меры наказания – лишение свободы на срок от восьми до двадцати пяти лет или пожизненное заключение.

Защитник, ссылаясь на нормы международного права и связанные с ними нормы национального законодательства, представил судебной коллегии ряд нарушений, нашедших свое отражение в материалах уголовного дела, на которые суд первой инстанции не обратил внимания.

В частности, адвокат сказал о нарушении презумпции невиновности в отношении его подзащитного (ст. 26 Конституции РБ и п.2 ст. 14 МПГПП), нарушении принципа равной защиты и состязательности судебного процесса (ст.22 Конституции РБ и ст.24 УПК РБ), отметил наличие противоречий, связанных с психолого-психиатрической экспертизой состояния здоровья Грунова.   

«Вынесение высшей меры наказания – смертной казни на основании чистосердечного признания, явки с повинной и сотрудничества со следствием со стороны Александра Грунова при несоблюдении со стороны следствия его права иметь защитника, признание со стороны суда первой инстанции Грунова вменяемым при наличии вышеперечисленных противоречий экспертизы и свидетельских показаний о фактическом состоянии его здоровья представляет собой нарушение права на справедливое судебное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом…», - сказал представитель защиты.

Он указал на еще один момент, имевший место сразу после вынесения приговора, на который, по его словам, никто не обращает внимание: «Когда приговор судебной коллегии Гомельского областного суда еще не вступил в законную силу, Грунов уже содержался в одиночной камере для смертников в ИВС УВД Гомельского облисполкома, где был вынужден носить одежду с надписью на спине «ИМН» (исключительная мера наказания), то есть «смертная казнь», таким образом, он испытывал такое обращение, как будто исход дела и его судьба были уже предрешены…»

Адвокат Сергей Краснов призвал коллегию судей: «…чтобы, когда будете принимать окончательное решение, руководствовались только законом, а не эмоциями. Принцип Талиона «кровь за кровь» ушел в древность».

Каким будет решение Верховного Суда по делу Александра Грунова, станет известно 22 октября.   






Видео

Блоги

Профиль
Войти через:



Календарь
«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Карта новостей

Вернуть ли белорусскому языку статус единственного государственного?


  • ВКонтакте
  • Одноклассники

Баннеры
Праваабарончы цэнтр Вясна

Падтрымаем вязьняў!

Счетчики