Решение Комитета по Правам Человека ООН для Беларуси носит рекомендательный характер

17 мая в суде Железнодорожного района г.Витебска закончилось банальное для Беларуси дело с вполне предсказуемым результатом. Судите сами: обычная пенсионерка подала иск на компенсацию когда-то конфискованной у нее вышивки. Но это обычное и банальное дело простой витебской пенсионерки может иметь для Беларуси не только политический, но и огромный экономический эффект. Ведь за спиной у пенсионерки стоит не только правда, но и Комитет по Правам Человека ООН.

Эта история началась еще в 2008г. на День Воли. Вспоминает Антонина Пивонос:

 Та самая вышивка "Отче наш"

--Идея вышить молитву у меня родилась давным-давно – даже не 5 лет назад. Я тогда ходила, присматривалась, думала – как лучше будет сделать. Тогда я ее решила сделать именно на беларуском языке – не на латыни, не на старославянском… Хотя, для меня это было крайне тяжело, поскольку я по национальности украинка. И обязательно красными нитками на белом льне. Получилась достаточно длинная вышивка – примерно с меня ростом. Очень сложно было ее вышивать. Во-первых, надо было подобрать шрифт – я первоначально изрисовала всю тетрадку; потом надо было подогнать под размер… К тому же, подобная работа у меня первая и такое дается действительно тяжело, тем более, по льну. Залесская Елена Васильевна, царство ей небесное, принимала участие в производстве этой вышивки. Дело в том, что вышивка просвечивалась, так Елена Васильевна ее подделывала, подшила по краям. В тот день (25-го марта 2008г. авт.) собралось много журналистов. Пять лет назад в тот день в Витебске был какой-то караул – милиции везде и в штатском были. В тот день вместе с нами (Залесская, Хамайда), задержали и Борщевского. Но ведь тогда никто не скандалил, все было прилично и мирно. Когда я дарила вышивку Борису Хамайде – так все стали просить – «Покажи, хоть, что там». Вот я ее и развернула. Потом отдала Борису – мы посмотрели, где она будет висеть, повесили ее. Ну, я и пошла домой. Я даже отошла метров на 50 – и тут ко мне подходит милиционер и говорит – «Вы арестованы», я спрашиваю – «А за что?», он мне и отвечает – «Приедем в отдел милиции, вы знаете – за что». Мы и поехали в РОВД в «уазике». Тогда с нами и Борщевского задержали, но его почти сразу же и отпустили – как журналиста. Потом протокол составили, досмотр провели… Ну хотя какой там досмотр – я бы это назвала принуждением к «добровольной» сдаче бело-красно-белой символики. Например, у той же Залесской был шарфик. Так это же шарфик – не накинутый флаг. Так она почти все сняла – но шарфик упорно не хотела снимать… Честно говоря, зная ее характер, я не знаю – как они с нее сняли этот шарфик, но все же они это сделали, думаю, что каким-то обманом… Помню, когда у них шарфик оказался, они сказали – можете уже одеваться. Для них – это как красная тряпка на быка. После этого были протоколы… Ну а потом – на уазик и в суд повезли. Уже в суде, как я не доказывала, что у меня ничего не было, и меня задержали даже не в момент дарения – все было бесполезно. Сказали, что я держала в руках гобелен с молитвой и поэтому виновна. Молитву тогда конфисковали в доход государства, а мне дали 2 базовые величины штрафа. Что это за страна такая, где за молитву к 70-летним мирным пенсионерам относятся хуже, чем к самым последним хулиганам, которые ругаются матом в общественных местах. Мы ведь действительно ничего не выкрикивали и никому не мешали. Потом вместе с Витебским правозащитником Леонидом Светиком мы подавали апелляцию в Витебский областной и, потом, в Верховный суды. Результат везде один и тот же – оснований для изменения приговора нет. Исчерпав все возможности тут, мы подали жалобу в ООН. И вот в начале этого года пришел официальный ответ на русском языке об удовлетворении моей жалобы. Мы после этого и подали иск в суд Железнодорожного района г.Витебска. Но, похоже, нашему государству и это не указ… Будем сражаться дальше – подавать в Генеральную прокуратуру и Верховный Суд.

Стоит отметить, что пенсионерка подала иск на Министерство финансов Беларуси и требовала возместить ей 7 миллионов рублей: свою вышивку она оценила в 5 миллионов (ручная работа, размер – 0,9/0,64, срок исполнения – полгода); 2 миллиона в качестве морального ущерба и плюс к этому судебные издержки. Представители правоохранительных органов в суд не явились, поскольку в те дни в Витебске проходил «газпромовский корпоратив» «Факел» и, вероятно, как и весь город, все были на его обслуживании. Представитель ответчика (Министерство финансов) иск не признал, поскольку Административное дело не было отменено, а, согласно беларускому законодательству, только в этом случае происходит компенсация. Кроме того, Министерство иностранных дел разъяснило, что решение Комитета по Правам Человека носит «рекомендательный» характер…

Наиболее красноречиво суть дела высказал в прениях адвокат Антонины Пивонос Михаил Замалин. Он заявил буквально следующее:

--Президент РБ подтвердил свое обязательство перед КПЧ ООН и подтвердил свое согласие подчиняться. Но здесь есть противоречие между тем, что написала заместитель министра иностранных дел и КПЧ. Последний говорит, что государство обязано подчиниться. Сегодня мы должны решить – что же важнее нашей стране: утверждения нашего чиновника, или обязательства нашего государства. Обязательства должны быть святы, нерушимы и неперетолкованы никакими чиновниками. Ведь если произойдет иное, то получается, что государство отрекается от любых своих обязательств. Если мы отступились от одного, мы можем послать и все остальные. Получится ситуация, когда Гитлер вторгся в римскую демилитаризованную зону, просто проглотив все свои предыдущие обязательства. Мы, демократическая страна, находящаяся в центре Европы, не должны подражать мерзавцу, заклейменным историей. Государство не может до такого опускаться. Возмещение вреда – это требование справедливости. На одной чаше весов – это возмещение вреда, о которой казне и вспоминать должно быть стыдно, на другой чаше – авторитет нашего государства.
По поводу позиции ответчика: она заключается в том, что постановление, вступившие в законную силу, не отменено и не обжаловано. Да, но нужно учитывать, что все это – наши внутренние законы. А 8-я статья Конституции говорит о том, что местное законодательство работает тогда, когда оно соответствует полностью и ни в чем не противоречит международным нормам, которые мы одобрили, подписали и признали. Поэтому считаю эти возражения юридической казуистикой, поскольку приоритет неоспорим.

Решение Комитета по Правам Человека ООН для Беларуси носит рекомендательный характер

 

Решение Комитета по Правам Человека ООН для Беларуси носит рекомендательный характер

 

Решение Комитета по Правам Человека ООН для Беларуси носит рекомендательный характер

 

Решение Комитета по Правам Человека ООН для Беларуси носит рекомендательный характер

 

Решение Комитета по Правам Человека ООН для Беларуси носит рекомендательный характер

К сожалению, суд принял решение не в пользу авторитета Республики Беларусь, и судья Ковалева отказала в удовлетворении иска Антонины Пивонос, мотивируя свое решение «необоснованностью». 


Ситуацию комментирует Витебский правозащитник Леонид Светик:


-- Это первое дело в Беларуси, которое уже рассмотрено КПЧ за всю историю нашей страны с момента фактической ратификации Пакта о политических правах. К сожалению, наше государство фактически не принимает решение о выделении компенсаций. Может, просто первичный суд не захотел брать на себя такую ответственность. Нужно, конечно, понимать, что положительное решение по данному вопросу впоследствии спровоцирует много исков. А это уже убытки. Кроме того, это было бы поражением – а государство не привыкло быть пораженным. Хотя, с другой стороны, страдает авторитет страны. Ведь все международные агентства об этом укажут. Это будет зафиксировано в Комитете по правам человека ООН. Государство фактически не выполняет свои обязательства – будет сказано о том, что мы отказываемся выполнять решение КПЧ. Получается, что документы подписали, обязательства взяли: а хотим - выполняем их, хотим - не выполняем. Приведу такой пример. Например, когда мы вступаем в ВТО, судебная система должна быть непререкаемой в отношении международного права. Ведь если суды не будут прислушиваться к независимым компетентным органам, то, например, те же инвесторы и серьезные партнеры вряд ли захотят сюда идти. Получается, что этот процесс может иметь не только политический, но и экономический эффект, что для Беларуси очень важно.

В ближайшее время Антонина Пивонос планирует написать соответствующее обращение в Генеральную Прокуратуру и Верховный Суд. И это же самое время покажет: насколько эти органы озабочены авторитетом государства перед международным сообществом.



Метки к статье: Витебска, предсказуемым, банальное, Беларуси, дело, вполне, суде, Железнодорожного, района, результатом, закончилось




Видео

Блоги

Профиль
Войти через:



Календарь
«    Февраль 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728

Карта новостей

Вернуть ли белорусскому языку статус единственного государственного?


  • ВКонтакте
  • Одноклассники

Баннеры
Праваабарончы цэнтр Вясна

Падтрымаем вязьняў!

Счетчики