Из светлых кабинетов безобразия не просматриваются

Еще не так давно в городской черте находился «Снарядный отсек» Витебска, если бы он взорвался, городу было бы больно.

Понятие «военная тайна», вознесенное в былые годы на высоту основных жизненных заповедей и сопряженное с «расстрельными» статьями карательного законодательства, в наше время как бы съежилось. Сохранив свою важность в оборонной стратегии, технических секретах вооружений и, конечно же, в боевых условиях, военная тайна в более широком применении утратила смысл. Приборы с космической орбиты могут разглядеть брошенную мимо урны пачку сигарет и прочесть, «Мальборо» это или «Астра».

Воистину, все наземные, да и многие подземные секреты «лежат на поверхности». Зачем делать тайное из явного, когда вокруг арсенала паслись козы, а солдаты, стерегущие этот объект, успевали за несколько минут поживиться в неохраняемых дачных садах и вернуться на дежурство?

На редкость безобидная (в смысле человеческих жертв) «бомбежка», которая произошла в Слуцком районе, не повлияла на степень откровенности витебских военных. Они и раньше были готовы к обмену мнениями о своем хранилище и даже сами затевали дискуссию на эту тему с исполнительной властью разных уровней.

Правда, горожане в эти переговоры не вовлекались и посему не тревожились.

А основания для тревоги были

...Строительство складов на окраине Витебска началось в 1964 году, раньше тут было стрельбище гвардейской десантной ДИВИЗИИ. Расширение военного аэродрома «Журжево» заставило отказаться от пальбы по мишеням: легко было угодить в самолет. И тут кому-то в Белорусском военном округе Минобороны СССР пришла в голову мысль использовать полигон под хранилище, боеприпасов.

К 1973 году соорудили девять помещений из кирпича и бетона. Потом (далеко не сразу) их «обваловали», т.е. укрыли слоем земли. На вид - эдакие исполинские картофельные бурты. Вместимость их равна 60-ти условным вагонам. То есть лежали там сотни тони боеприпасов.

Тогда, в конце семидесятых, рядом с военной новостройкой еще не было огромного садоводческого поселка Улановичи. А вот деревня с тем же названием, можно сказать, лежала под боком. Вскоре и деревня, и территория улановичских садоводческих товариществ оказались в черте областного центра.

Нормативы безопасности предусматривают размещение резерва боеприпасов не ближе чем за два километра от города. К деревням это требование не относилось. Считали почему-то, что им хватит и 500-метровой охранной зоны...

Очень скоро «нейтральная полоса» между жильем и оружием исчезла, Улановичи разрослись. Местная власть без согласования с армией разрешила поставить здесь еще 200 частных домов. Неосторожно приблизился к хранилищу и многоэтажной город. Не говоря уже о тысячах дачных домиков и коттеджей.

Поначалу военные еще пытались организовать контратаку. Они противились наступлению садоводов и как-то раз даже стерли с земли около десятка дачных построек, самовольно возведенных чуть ли не впритык к караульному помещению.

Но бороться с городским руководством оказалось труднее, чем с отдельно взятыми застройщиками. Армейцы капитулировали и вскоре сами позволили служащим гарнизонной КЭЧ распахать землю под огороды на своей территории. А участки, с которых согнали самовольных дачников, «оккупировали» счастливые владельцы уцелевших усадеб.

Так из-за некомпетентности или по легкомыслию гражданских чиновников и с молчаливого согласия военных сооружения с боезапасом превратились в «снарядный отсек» областного центра.

«Отсек» принадлежал 317-й отдельной мобильной бригаде. Тогдашний ее командир полковник Алексей Никитин утверждал, что повторение Слуцкого «ЧП» в витебских условиях чревато печальными последствиями. Если содержимое хранилища ахнет, то и деревня Улановичи и дачный поселок, и часть городской окраины будут сметены либо разрушены, «Цепная реакция» боеприпасов может привести к «обстрелу» даже центральных, густонаселенных кварталов Витебска.

Конечно, это - самый худший вариант беды, хотя и о «лучших» речи не могло быть: все они оказались бы непоправимыми.

Отбросив за давностью лет вопрос кто «виноват»? Надо было решать, что делать.

Автор этих строк активно включился в ситуацию, на страницах областных и республиканских газет были публикации на тему «витебского снарядного отсека». Военные даже грозились судом за якобы клеветнические измышления публикаций. Но пронесло. И лишь благодаря тогдашнему мэру Витебска Петру Дроздову, склады вывезли в Прудок Городокского района.

Кстати, сама мысль об участии белорусского народа в современной войне звучит нелепо, даже кощунственно, если нас не поднимет в ружье гипотетический захватчик. Ну, а если на Беларусь ни с того ни с сего, через «головы» других государств, посягнет какая-нибудь сверхдержава, то эта фантасмагория станет мировой бойней, последней для всех. И для какой цели нашему нейтральному государству нужны мобильные десантные войска?! На головы каких стран мы будем бросать парашютистов, не имея транспортных самолетов? Разве что использовать для «внутреннего врага»?

Опустевшие склады и территорию городская власть передала на баланс витебскому «водоканалу» К сожалению, теперь все там бесхозное. Склады никому не нужны, земля заросла бурьяном в человеческий рост, но самое ужасное, стала рассадником борщевика. Теперь уже ядовитое растение ползет с угрозой для дачников. Однако и экология, и санитарная служба города, почему-то никак не реагируют на бесхозный пустырь. Пользуясь нерасторопностью городской власти, некоторые зловредные дачники начали загаживать бывшую территорию военных, нынче, принадлежащую городу. «Отцы города» там не бывают: из светлых кабинетов безобразия не просматриваются. Им бы тишь, да благодать.


Автор - Владимир ЖИГУЛОВ.


28-10-2017, 22:43



Видео

Блоги

Профиль
Войти через:



Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Карта новостей

Вернуть ли белорусскому языку статус единственного государственного?


  • ВКонтакте
  • Одноклассники

Баннеры

Счетчики