Как солдатам внутренних войск МВД РБ промывают мозги и навязывают идеологию: «Информационная безопасность войск и защита личного состава от негативного информационно-психологического воздействия»

Для всех поколений войн было характерно сочетание нового оружия и новых методов их ведения. И всякий раз вооруженные силы наиболее развитых стран, принявших на вооружение новые виды оружия, должны были готовиться к новым войнам, а остальные, не имеющие такого оружия, вынуждены были приспосабливаться к меняющимся формам и способам вооруженной борьбы и войны в целом. На исходе XX века таким новым оружием стала информация, информационное оружие, которое и превратило противоборство в информационной сфере в решающую арену сражений в наступившем XXI веке. Информационное противоборство стало важнейшим содержанием войны. Вместе с тем, из-за применяемых в нем сил и средств, а также специфических целей и задач оно приобретает как значительную самостоятельность, так и является неотъемлемым элементом всех остальных форм борьбы.

Понятие «информационное противоборство» появилось в середине 80-х годов прошлого века в связи с новыми задачами Вооруженных Сил США после окончания «холодной войны». Оно стало активно упоминаться в прессе после проведения операции «Буря в пустыни» в 1991 году, где новые информационные технологии были впервые использованы как средства ведения боевых действий.

На рубеже ХХ и ХХI столетий роль информационного противоборства резко возросла. Это обусловлено широкой компьютеризацией, внедрением новых информационных технологий в военном деле и в целом ускоряющейся информатизации всех сторон человеческой деятельности. Подтверждением этому могут служить последние практически «бесконтактные» войны на территории ряда стран.

Информационное противоборство в настоящее время ведется на двух уровнях: государственном и военном.

На государственном уровне цель информационного противоборства в широком смысле слова заключается:

 в ослаблении позиций конкурирующих государств;

 подрыве их национально-государственных устоев;

 нарушении системы государственного управления за счет информационного воздействия на политическую, дипломатическую, экономическую и социальную сферы жизни общества, проведения психологических операций, подрывных и иных деморализующих пропагандистских акций.

Информационные операции на данном уровне могут решать задачи защиты национальных интересов государства, предупреждения международных конфликтов, пресечения провокационных и террористических акций, а также обеспечения безопасности национальных информационных ресурсов.

На военном уровне информационные операции представляют собой комплекс мероприятий, проводимых в масштабах вооруженных сил страны, их видов, объединенных командований в зонах, и являются составной частью военных операций. Они направлены на достижение информационного превосходства над противником. Для этого могут использоваться любые военные и технические силы и средства, имеющиеся в распоряжении.

В наше время информационное противоборство в военной сфере по сути является видом военного искусства, в рамках которого осуществляются наступательные и оборонительные действия, призванные повлиять на интеллект и психику гражданского населения и военнослужащих противостоящей стороны, на ее материальные носители информации с целью завоевания превосходства в информационном пространстве для достижения решающей победы в вооруженной борьбе.

Иными словами, можно говорить об информационном оружии, под которым надо понимать средства ликвидации, искажения информации или ее хищения с целью получения необходимых данных после преодоления систем защиты, а также воспрепятствование доступа к информации ее законным пользователями и, в конечном счете, дезорганизацию всех средств обеспечения жизни общества, включая военную инфраструктуру противника.

Основополагающими компонентами военного информационного противоборства в современных условиях являются информационно-психологический и информационно-технический компоненты.

В первом из них (информационно-психологическом противоборстве) объекты воздействия и защиты – гражданское население и военнослужащие. Главным результатом информационного нападения здесь является состояние подавленности, паники, неуверенности в правильности своих действий и действий руководства. В рамках информационно-психологического противоборства широкое применение находят методы воздействия через средства массовой информации (печать, радио, телевидение), распространение листовок, религиозная пропаганда, а также использование компьютерных (вычислительных) сетей, в первую очередь Интернета.

В рамках информационно-технического противоборстваглавными объектами нападения и защиты являются радиоэлектронные средства, в первую очередь системы связи и телекоммуникаций, а также компьютерная сеть Интернет, которые представляют собой основные средства передачи информации и доставки ее потребителям.

Благодаря своему особому положению в системе современных телекоммуникаций Интернет уже сейчас является одним из важнейших объектов информационного противоборства. Об этом наглядно свидетельствует опыт военного конфликта в бывшей Югославии, прошедшие на рубеже 2010-2011 годов народные волнения в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки.

Многочисленные антиправительственные демонстрации с требованиями радикальных политических реформ в январе-марте 2011 года прошли в Алжире, Бахрейне, Джибути, Египте, Иордании, Ираке, Йемене, Ливане, Мавритании, Марокко, Сирии, Судане, Султанате Оман. Гражданская война разгорелась в Ливии, и даже с уничтожением М. Каддафи мира в этой стране не наступило, и по всему не скоро он и наступит.

Отличительной чертой практически всех произошедших выступлений народных масс в странах Северной Африки и Ближнего Востока стало активное использование протестующими глобальной сети Интернет, в частности, различных социальных сетей, для мобилизации протестных настроений, координации своих действий, информирования мировой общественности о происходящих событиях.

Так, специалистами отмечается, что главные события революции в Тунисе разворачивались одновременно на улицах городов страны и на интернет – страницах: основной отличительной чертой тунисской революции стало использование социальных сетей «Facebook» и «Twitter», где ее участники распространяли новости, и при помощи которых организовывали протесты, что позволило называть указанную революцию также «цифровой» или «Twitter-революцией».

В социальных сетях тунисские оппозиционеры созывали сторонников на антиправительственные протестные акции, делились информацией о протестах в других городах, подсказывали друг другу наиболее безопасные маршруты, обменивались видео насильственных разгонов митингов и фотографиями избитых демонстрантов. В условиях игнорирования демонстраций государственными СМИ социальные сети заменили тунисцам традиционные СМИ.

События в Тунисе вызвали протесты во многих арабских странах, в т.ч. в Египте, где в результате продолжавшихся почти три недели массовых демонстраций протеста 11 февраля 2011 года президент Х. Мубарак ушел в отставку.

Так же, как и в Тунисе, в Египте активно использовались социальные сети интернета. В СМИ отмечалось, что одним из главных организаторов массовых выступлений оппозиции в Каире стал менеджер кампании «Google» Ваиль Гоним, создавший в социальной сети группу, призывающую к свержению власти, ежедневная аудитория которой в дни протестов превышала 400 тысяч человек. Стоит отметить, что в Египте регулярны доступ к Интернету имеет до 30% населения страны, мобильными телефонами пользуется 80% египтян.

Сервис микроблогов «Twitter» использовался также для координации действий, протестующих на местах: в твиттах людей призывали собираться в определенных местах в определенное время, а также советовали, как добраться до этих мест, по каким улицам городов стоит или не стоит передвигаться, как обойти блокпосты и преодолеть мосты, там же были размещены репортажи с места событий.

Одновременно с событиями в странах Ближнего Востока и Северной Африки была развернута в западных СМИ скоординированная пропагандистская кампания, нацеленная не столько на европейцев, сколько на население арабских стран, сутью которой является беспрецедентная критика внутренней и внешней политики «обанкротившихся режимов» и персональная травля их лидеров и представителей власти.

Наиболее популярный в арабском мире телевизионный канал «Al- Jazeera» со штаб-квартирой в Катаре настойчиво навязывал арабскому населению мысль «о неизбежности перемен», «всеобщей поддержке революций США и Европой» и якобы принятых «решениях ведущих стран мира оказать финансовую и материальную помощь вставшим на путь демократии арабским режимам».

Одновременно события в странах Северной Африки и Ближнего Востока заставили экспертов поднять вопрос о роли внешних сил, в первую очередь США, в происходящих процессах.

Анализируя события, произошедшие в Тунисе и Египте, специалисты отмечают также наличие признаков реализации американской концепции «управляемого хаоса».

После событий 2001 года США мобилизовали огромные финансовые ресурсы, создали порядка 350 новых различных программ в области образования, культуры и информации для продвижения демократии и создания прослойки граждан в арабских странах, ориентированных на ценности и политику США. Все программы были объединены в масштабный проект «Инициатива поддержки партнерства на Ближнем Востоке», который координируется из основного офиса в госдепартаменте США, а также из регионального, находящегося в Тунисе.

Демократические преобразования в таких странах, как Алжир, Бахрейн, Египет, Иордания, Ирак, Иран, Катар, Кувейт, Ливан, Ливия, Марокко, ОАЭ, Оман, Палестинская Территория, Саудовская Аравия, Тунис, должны были осуществиться при помощи ряда проектов:

изменение политического строя через создание, подготовку альтернативных политиков, эмансипацию женщин и формирование лояльной и демократически настроенной молодежи;

изменение экономического климата путем создания слоя бизнесменов и юристов, получивших «западное образование», а также изменения законодательства стран;

реформирование всей системы образования посредством расширения доступа женщин к образованию, ревизии учебных программ и обеспечения школ и университетов американскими учебниками.

Еще один примечательный факт: незадолго до начала массовых протестов в арабских странах выяснилось, что в последние годы США, официально поддерживая режим Х. Мубарака, втайне готовили кадры для местной «цветной революции» в лице молодежного движения «Шестое апреля», которое своим названием апеллирует к массовому протестному мероприятию «День гнева», организованному в Египте 6 апреля 2008 года оппозиционным демократическим движением «Кифия!» (по-арабски- «Достаточно!»), а символикой (характерно прорисованный белый кулак на черном фоне) прямо копирует молодежные движения, участвовавшие в т.н. «цветных революциях» в Сербии в 2000г. («Отпор!») и в Грузии в 2003г. («Кмара!»).

Немаловажно и то, что в последнее время госдепартамент США делает упор на продвижение принципа свободы доступа к Интернету как одного из неотъемлемых прав человека: разработана и проводится в жизнь т.н. программа содействия свободе интернета в мире, на эти цели выделено около 30 млн. долларов.

 Проявление большого интереса к информационному противоборству подавляющим большинством стран мира в современных условиях не случайно, т.к. это связано с тем, что информация стала таким же оружием, как ракеты, бомбы, торпеды и т.п.

Под информационным противоборством следует понимать новую форму борьбы сторон, в которой используются специальные способы и средства, воздействующие на информационную среду противника и защищающие собственную в интересах достижения стратегических целей войны.

Для ведения информационного противоборства широко применяются средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а также разведка, маскировка, дезинформация, средства и методы которых постоянно совершенствуются. Предусматривается электромагнитное воздействие на носители информации, также защита своих носителей информации в компьютерных и телекоммуникационных системах. Определенную перспективу имеют новейшие средства формирования помех для поражения систем программного обеспечения ЭВМ, которые с полным основанием могут быть отнесены к разновидностям информационного оружия.

Информационное противоборство никогда не прекращается, идет оно и сейчас, т.к. стороны всегда стремятся контролировать информацию противника не только в военное, но и в мирное время. Владение информационными ресурсами в войнах будущего становится таким же непременным атрибутом, как в прошлых войнах разгром вооруженных сил противника, овладение его территорией, разрушение его экономического потенциала и свержение политического строя.

По мнению западных экспертов, создание новых видов информационно-психологического оружия характеризует стремление к выводу из строя противника без уничтожения его вооружения и боевой техники. При этом применение информационно-психологического оружия позволяет нападающей стороне компенсировать недостаток боевого потенциала.

В сложившейся ситуации исключительно важное значение приобретает единое и четкое понимание проблем информационно-психологической безопасности армии, всех силовых структур государства, а также содержания, правил и процедур защиты личного состава и населения республики от дестабилизирующего информационно-психологического воздействия.

Под информационно-психологическим воздействиемследует понимать пропагандистские и психологические действия, ведущие: 

 к размыванию чувства гордости за свою страну, принадлежность к Вооруженным Силам, внутренним войскам, подрыву убежденности военнослужащих в необходимости выполнения конституционного долга по защите Родины, общественной безопасности и общественного порядка в стране;   

к снижению боевого духа войск, созданию в воинских коллективах обстановки неуверенности и беспокойства личного состава относительно своего будущего, будущего Вооруженных Сил, внутренних войск и государства, ослаблению воли к проведению конструктивных реформ, а в военное время – к вооруженному сопротивлению;

к расколу воинских коллективов по политическим, религиозным, этническим, служебным и другим мотивам, противопоставлению рядового и офицерского состава;

к снижению боеспособности, то есть понижению служебной активности, к дезертирству, симуляции болезни, уклонению от выполнения поставленных служебно-боевых задач и приказов командиров, к измене, колебаниям и сомнениям в надежности оружия, в непобедимости, подавлению воли, созданию искаженной картины боевых действий, боевой обстановки и т.д.;

к неверному восприятию существующих угроз национальной безопасности, истинных планов и намерений вероятного противника, созданию атмосферы благодушия.

Ярчайшим примером проигранного информационного противоборства можно считать ситуацию, сложившуюся накануне 22 июня 1941г., когда руководство Советского Союза не поверило всем поступавшим в Кремль сообщениям о скором нападении Германии на СССР. Впоследствии многие неудачи начального периода Великой Отечественной войны объяснялись фактором «внезапности».

Соединенные Штаты, несмотря на приоритет в разработке концепции «информационной войны», также не всегда имели успехи в информационном противоборстве.

Так, во время пребывания американского вооруженного контингента в Сомали в 1995 году лидер повстанцев генерал М. Айдид достаточно успешно использовал возможности информационно – психологического воздействия. Он и его окружение сумели организовать показ «реальной картины происходящего» некоторыми американскими СМИ. Кадры с изображением сомалийцев, волочащих трупы американских солдат по улицам Могадишо, показанные в выпусках новостей канала Си-Эн-Эн, вызвали резко негативную реакцию населения в США, потребовавшего от администрации скорейшего вывода американских войск из Сомали. Лидерам повстанцев удалось добиться своей цели – в результате этих акций началась эвакуация американцев. Далеко не все цели информационно-психологического воздействия вооруженным силам США удалось решить и в ходе проведения миротворческих операций в Боснии и Герцеговине, а также в Косово.

По мнению американских исследователей при проведении информационного противоборства, психологическое воздействие предусматривает различные варианты двух традиционных тем:

страх быть убитым;

ненависть тех, кто на переднем фронте, по отношению к тем, кто в тылу.

Так, во время войны в зоне Персидского залива многонациональные силы убедили многих иракцев в том, что если они бросят свои весьма уязвимые боевые машины, то проживут дольше. Этот тезис подтверждался точным поражением этих боевых машин в ходе боя.

В ряду подобных примеров и информационное поражение российской власти в операции по восстановлению конституционного порядка в Чеченской Республике в 1994-1996 гг. И хотя операция проводилась не за тридевять земель как в предыдущих случаях, а на территории собственной страны, на ее итоги тоже во многом повлияла позиция средств массовой информации.

На экранах телевизоров солдат федеральных сил России изображали деморализованными, дезориентированными в обстановке, рядовых бойцов несмышленышами, которых буквально оторвали от материнской юбки и послали на бойню. И напротив, даже 12-14-летние подростки-чеченцы на телеэкранах выглядели мужественными бойцами, не говоря уж о взрослых.

Подавляющее большинство российских средств массовой информации, развернули невиданную в мировой практике широкомасштабную травлю собственных Вооруженных Сил, внутренних войск МВД России, получивших задачу восстановить в Чечне конституционный порядок. По существу, это редкий в мировой истории случай, когда в большинстве своем пресса оказалась на стороне воюющего противника.

Сейчас на наших глазах разворачивается война с терроризмом, которая по замыслу ее организаторов будет вестись не один год. О ее военно-политических результатах говорить пока рано, а вот информационные итоги уже стали предметом тщательного анализа специалистов информационной войны западных стран.

Постоянное и оперативное предупреждение вышеперечисленных действий, ослабление или ликвидация последствий их влияния на военнослужащих и воинские коллективы являются защитой от негативного информационно-психологического воздействия.

Защита войск от информационно-психологического воздействия – это система мероприятий, проводимых с целью нейтрализации информационно-психологического воздействия противника, недопущения деморализации, морально-психологического подавления личного состава, изменения в свою пользу соотношения морально-психологического состояния сторон, поддержания ее на уровне, необходимом для успешного ведения боевых действий (для нас – успешного выполнения поставленных служебно-боевых задач).

Основными задачами информационно-психологической защиты являются:

разъяснение решений высших органов государственной власти и управления, командования, задач, стоящих перед соединением (воинской частью);

пресечение слухов, тревожных высказываний, противоправных действий и недопущение деморализации, дезинформации и снижения морально-психологического состояния военнослужащих;

постоянное изучение и доведение до личного состава изменяющейся информационной обстановки, разъяснение сущности, целей, задач, форм, методов и технических средств проведения психологических операций со стороны противника, их направленности, истинных намерений и интересов;

прогнозирование возможных психологических действий противника с целью упреждения воздействий и тем самым снижения их эффективности или нейтрализации;

контроль коллективного и общественного мнений военнослужащих частей и соединений своих войск;

оценка степени подверженности личного состава соединений и частей пропаганде и психологическим действиям противника, прогнозирование опасности последствий и планирование объема работы по противодействию;

организация профилактических мероприятий по предупреждению подрыва морального духа, снижения боеспособности, сдаче в плен и других негативных действий;

проведение психологических мероприятий, направленных на военнослужащих и местное население, с целью защиты от негативного информационно-психологического воздействия противника.   

Фундаментом, на котором возможно создание системы защиты от информационно–психологического воздействия противника, являются духовные качества военнослужащих. Такие понятия, как «патриотизм», «Отечество», «долг», «честь», никогда не должны ставиться пол сомнение в угоду политической конъюнктуре.

Важной составляющей защиты от негативного информационно-психологического воздействия является формирование исторического самосознания военнослужащих. Ибо значительно проще манипулировать сознанием тех людей, которые не знают своих исторических корней.

Обязательным звеном защиты является парирование (нейтрализация) акций, направленных на снижение престижа ратного труда, авторитета службы в рядах Вооруженных Сил, внутренних войск МВД Республики Беларусь, а также показ несостоятельности пацифизма в современных условиях.

Организация защиты от информационно-психологического воздействия должна отвечать определенным принципам. Основными из них являются:

активность– достигается определенностью идейных позиций (отстаиванием интересов своей страны, своего народа, Вооруженных Сил, органов внутренних дел и внутренних войск) и организацией упреждающего воздействия;

актуальность– предусматривает информационную работу, проводимую вокруг проблем, значимых сегодня, наиболее существенных на данном этапе вопросов жизни, службы; 

динамичность– предполагает оперативное реагирование на изменение условий, событий и обстановки;

эмоциональность– подразумевает проведение эмоционально насыщенных мероприятий, использование материалов, воздействующих не только на сознание, но и чувства военнослужащих.   

Мероприятия по защите от негативного информационно-психологического воздействия будут иметь успех лишь тогда, когда будут опираться на высокий профессионализм исполнителей. Сегодня уже невозможно обойтись без специалистов, которые могут на высоком профессиональном уровне отслеживать, анализировать и доводить информацию до военнослужащих с учетом государственных интересов Беларуси.

Однако защитой от информационно-психологического воздействия должны заниматься не только специально предназначенные для этого органы, но и все военнослужащие войск. В современных условиях все мы должны уметь отстаивать и пропагандировать ценности, интересы, традиции белорусского государства, его армии, других силовых структур, в том числе и внутренних войск. Для этого у нас есть немалые возможности: занятия в системе идеологической подготовки, информирование, печать и телевидение, различные формы индивидуальной воспитательной работы и др.

Способами информационно-психологической защиты являются:

1.Анализ и прогнозирование информационной и морально-психологической обстановки, применение сил и средств психологических операций противника, возможные каналы воздействия на военнослужащих, степень возможной уязвимости личного состава от пропагандистского и психологического воздействия противника.

2. Предупреждение информационно-психологического воздействия противника.

3. Срыв информационно-психологического воздействия противника на личный состав. Он достигается: своевременной разведкой и уничтожением сил и средств психологических операций противника; оперативным сбором, анализом и уничтожением пропагандистских материалов противника; решительным пресечением слухов, паники, изоляцией военнослужащих (подразделений), подвергшихся деморализации; постоянным отслеживанием морально-психологического состояния личного состава; осуществлением информационного взаимодействия (органов психологической борьбы, разведки, РЭБ, связи, соответствующих сил и средств в органах воспитательной работы других силовых министерств, органах государственной власти и других).

4. Ликвидация последствий информационно-психологического воздействия противника. Она предполагает: выявление лиц (подразделений), подвергшихся деморализации, диагностику их состояния и оказание им психологической помощи; выявление причин возникновения   дезорганизационных явлений среди военнослужащих, их устранение.

Таким образом, при проведении комплекса мероприятий по защите личного состава от информационно-психологического воздействия, необходимо стремиться к тому, чтобы каждый военнослужащий понимал, что не благодаря миролюбию наших соседей сумела Беларусь сохранить свою государственность, а благодаря силе Вооруженных Сил, иных силовых структур, готовности многих поколений белорусов служить Отечеству, а если потребуется, и умереть за него, что именно в служении Отечеству, а не в уклонении от него формировался кодекс чести нашего общества.

Идея патриотизма, высокое историческое самосознание, гордость за свою военную профессию, за принадлежность к внутренним войскам служат предпосылкой формирования невосприимчивости к разрушительным информационно-психологическим воздействиям и должны являться основой, на которой строится вся система защиты от такого воздействия.

 

Заключение

События в Беларуси накануне подготовки к президентским выборам подтвердили правомерность этого вывода и значимость дальнейшего совершенствования форм и методов противодействия идеологической экспансии как внутри республики, так и деструктивных сил извне, формирования у широких слоев населения республики понимания сущности технологий дестабилизации общества, применяемых против нашей страны.

Таким образом, знание технологий дестабилизации общества позволит успешно противостоять идеологической и политической экспансии, обеспечить мир и стабильность в республике.






Видео


Блоги

Профиль
Войти через:



Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Карта новостей

Вернуть ли белорусскому языку статус единственного государственного?


  • ВКонтакте
  • Одноклассники

Баннеры

Счетчики