Тема по идеологии для Внутренних войск МВД РБ: «Современные технологии дестабилизации общества: сущность, содержание, формы и методы»

Современные технологии дестабилизации общества.

Почти 2500 лет назад китайский полководец и философ Сунь Цзы писал: «Разлагайте все хорошее, что имеется в стране вашего противника. Вовлекайте видных представителей вашего противника в преступные предприятия. Подрывайте их престиж и выставляйте в нужный момент на позор общественности. Используйте сотрудничество также самых подлых и гнусных людей. Разжигайте ссоры и столкновения среди граждан вражеской страны. Подстрекайте молодежь против стариков. Мешайте всеми средствами деятельности правительства... Будьте щедры на предложения и подарки для покупки информации и сообщников. Вообще не экономьте ни на деньгах, ни на обещаниях, так как они приносят богатые дивиденды».

Анализируя «бархатные» революции, происшедшие в Восточной Европе, нетрудно обнаружить, что девиз китайского философа и полководца взят на вооружение спецслужбами стран НАТО. Основатель и первый руководитель ЦРУ Ален Даллес внушал своим офицерам: «Посеяв там (в Советском Союзе) хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить. Как? Мы найдем единомышленников... Найдем союзников и помощников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания...

Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать культ секса, насилия, садизма, предательства - словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху... Мы будем незаметно, но активно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель...

Честность и порядочность будут осмеиваться и превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу, - все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом...».

По существу, модели, которые используются в отношении Беларуси, со стороны оппозиции и ряда деструктивных организаций зарубежных стран не новы. По мнению российского политолога С. Кара-Мурзы истоки современных «оранжевых революций» следует искать у Антонио Грамши, который в 30-е годы ХХ века создал принципиально новую теорию государства и революции.

Итальянский коммунист Антонио Грамши в конце 20-х годов прошлого века, находясь в тюрьме, написал огромный труд «Тюремные тетради». В нем он пересматривал и развивал марксизм, анализируя опыт русской революции 1917 года и итальянского фашизма. На этой основе он создал новую теорию бескровных революций.

Именно на теории Грамши были организованы «бархатные» революции в Восточной Европе в 1989-1991 годы. Грамши разработал новую революционную теорию, пригодную не только для индустриального, но и для нынешнего – информационного общества. В ее основе – не бунт «кровавый и беспощадный», в котором молодежь приносит себя в жертву каких-либо призрачных идей, а борьба за умы. Борьба неспешная, длительная. Но результаты, которые она приносит, необратимы для всего общества.

Теория революции Антонио Грамши развивается многими авторами. К ним относится Джин Шарп, доктор наук, старший научный сотрудник Института Альберта Энштейна в Бостоне (США). Его книги «Политика ненасильственного действия» (1973), «Общественная сила и политическая свобода» (1979), «Оборона, базирующаяся на гражданской активности» (1990), «От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения» (1993) стали руководством к действию по дестабилизации обстановки, организации политического неповиновения в ряде государств, в том числе в республиках СССР, а также на постсоветском пространстве.

Джин Шарп при разработке генеральной стратегии свержения власти и установления «демократии» рассматривает ее как военную операцию, в ходе которой решается множество задач:

определение конкретных целей кампании;

выбор конкретных методов или политического оружия. В каждом общем плане стратегической кампании определяются тактические планы меньшего масштаба;

определение того, как должны быть связаны экономические опросы с общей политической борьбой;

заблаговременное определение наилучшей руководящей структуры и системы связи для борьбы;

доведение новостей сопротивления до основного населения и международных СМИ;

планирование основанной на собственных возможностях социальной, просветительской и политической деятельности в процессе развития конфликта;

определение желательного типа внешней помощи для поддержки отдельной кампании или общей борьбы.

Таким образом, речь идет о планировании государственного переворота, осуществляемого специфическими формами и методами.

В книге Шарпа представлено 198 конкретных методов «ненасильственных» действий, начиная от официальных заявлений (публичных выступлений, писем протеста или поддержки) и до политического вмешательства (чрезмерной загрузки административной системы, разоблачения секретных агентов и т.д.).

Хорошо известно, что Джин Шарп и его институт – одно из звеньев американского пропагандистского аппарата психологической войны. Недаром во главе института Альберта Энштейна стоит отставной полковник американской армии, а научный руководитель ранее возглавлял американский Peace Corps – классическое орудие для проникновения в неугодные страны. И не случайно книгу Шарпа собирались издать как закрытую инструкцию. Основная мысль документа проста и понятна – нельзя устроить революцию без организации, тщательного планирования, попросту – заговора с целью экспорта «открытого общества», слома местных механизмов защиты, открытия стран перед американской экспансией.

Классическим вариантом дестабилизации обстановки является алгоритм «бархатных революций», предложенных С.Хантингтоном в книге «Третья волна: Демократизация в конце XX века». Вот конкретные советы демократизаторам С.Хантингтона. По существу, им сформулированы принципы свержения законной власти. Итак, что же пишет сам Хантингтон по поводу свержения законных правительств?

«Уроки для тех, кто стремится к демократии, таковы:

Мобилизуйте широкую ненасильственную оппозицию режиму, ищите поддержки у центра и при необходимости у правых консерваторов, сдерживайте левых и не давайте им выйти на первые роли в движении, склоните на свою сторону часть военных, добейтесь сочувственного освещения в западных средствах массовой информации и поддержки США.

Сосредоточьте внимание на не легитимности или сомнительной легитимности режима; это его самое уязвимое место.

Правители, со временем отталкивают первоначальных сподвижников. Уговорите эти недовольные группы поддержать демократию как необходимую альтернативу существующей системе.

Обхаживайте генералов. В конечном счете, падет режим или нет, будет зависеть от того, поддержат ли они его, присоединятся к вам в оппозиции или останутся в стороне. Поддержка военных может быть полезна во время кризиса, но в сущности все, что вам   от них действительно нужно, – чтобы они не захотели защищать режим.

Практикуйте и проповедуйте ненасилие. Помимо всего прочего, нам тогда будет легче перетянуть на свою сторону силы безопасности: солдаты как-то не склонны сочувствовать людям, которые швыряют в них бутылки с «коктейлем Молотова».

Хватайтесь за любую возможность выразить свою оппозиционность режиму, в том числе и за возможность участия в организуемых им выборах.

Развивайте контакты с мировыми средствами массовой информации, зарубежными правозащитными организациями и транснациональными учреждениями, такими как церковь. В особенность мобилизуйте сторонников в Соединенных Штатах.

Добивайтесь единства среди оппозиционных групп. Пытайтесь создавать обширные организации-зонтики, облегчающие сотрудничество таких групп.

Когда авторитарный режим падет, будьте готовы быстро заполнить образовавшийся вакуум власти. Это можно сделать: выдвинув на сцену популярного, харизматического, демократически ориентированного лидера.

Осознайте тот факт, что некоторые из ваших бывших партнеров по коалиции захотят установить новую – собственную диктатуру, и потихоньку организуйте сторонников демократии для отражения таких попыток, если они будут иметь место.

Безжалостно карайте лидеров попыток переворота против вашего правительства. Четко определите и укрепите цепочку командования. Переориентируйте ваши вооруженные силы на военные задачи. У вас могут быть все основания желать урегулировать конфликты с другими странами».

То есть иллюзий демократии ни у кого быть не должно. Даже тех, кто помог якобы свергнуть авторитарный режим, ждет зачистка, говоря словами Хантингтона.

В Беларуси накануне президентских выборов 2010 года пытались вновь использовать подобные сценарии «цветных революций». Многие из этих методов пытались применить и в ходе акций гражданского неповиновения в Беларуси в период прошлых президентских выборов.

При этом приоритетным направлением обвинений государственной власти в нашей республике явились, якобы, отсутствие демократии, приверженность к авторитаризму и тоталитаризму.

Поэтому вполне закономерной была столь мощная волна попыток фальсификации итогов и уроков Великой Победы, ибо нельзя обвинять в приверженности тоталитаризму народ, принесший на алтарь победы над фашизмом подобные жертвы, как народ Беларуси.

Необходимо учитывать, что информационные кампании, как правило, сочетаются с провокациями, имеющими цель дестабилизации политических отношений между партиями и движениями, разжигания недоверия к власти, обострения политической борьбы и т.д.

Новейшая история знает примеры изощренных провокаций, итогом которых было не просто формирование определенного общественного мнения, но и трансформация сознания людей, обусловившая значительные геополитические сдвиги.

При этом важно еще раз подчеркнуть, что «ненасильственные» сценарии смены власти в современной истории, в том числе в ходе так называемых «бархатных» революций, весьма условное понятие.

Опыт всех уже совершенных «оранжевых, розовых, тюльпановых и прочих цветных революций» показал, что их ненасильственный характер является условностью. Ненасильственные действия создают общий фон и на первой стадии вызывают симпатии населения и привлекают массовых участников. Но уже на предварительном этапе подготовки революции в ней создается «жесткая» военизированная группа, которая в решающий момент должна совершить насильственные действия (с оружием или без оружия в зависимости от обстоятельств).

Такой «взрыв народного гнева» не просто предусмотрен в сценарии спектакля, он в нем необходим как ритуал, как кульминация «праздника угнетенных». Вот тогда революция свершилась.

Детальный анализ развития обстановки в странах бывшего социалистического лагеря в 1989-1991 годах и на территории Югославии в 2000 году позволил выделить в событиях того периода следующие ступени т.н. «бархатных» революций:

Первая — предварительная стадия.

Это наиболее длительный этап, связанный с созданием внутренней оппозиции. На этом этапе подразумевается тайное создание оппозиционных кружков интеллигенции, рабочих, крестьян и представителей других групп населения.

Основная задача этого периода – сплотить вокруг оппозиционных режиму движений людей, костяк будущих политических партий и штурмовых отрядов революции.

Агентурная группа оппозиционных организаций в этот период специализируется на вопросах проведения вербовочной работы среди представителей исполнительной власти и деловых кругов, СМИ, военнослужащих, полицейских, обслуживающего персонала. Главное – привлечь как можно больше недовольных существующим строем. Эти люди мо­гут существенно повлиять на активную фазу переворота.

План свержения правительства Югославии был разработан администрацией президента Клинтона в ноябре 1998 года. Перед ЦРУ была поставлена задача в кратчайшие сроки свергнуть правительство Милошевича. В соседних с Югославией странах, в городах Сегедине, Темишуаре, Софии, Скопье, Тиране организуются и устанавливаются центры оказания помощи прозападной оппозиции. ЦРУ скрытно финансирует оппозиционные группы и проводит вербовку изменников в югославском правительстве и армии, спецслужбах. Вербовка в полиции и армии принесла плоды через два года, когда изменники-полицейские помогли оппозиции захватить парламент и другие важные государственные центры Югославии.

Если государство тоталитарное, имеющее мощные спецслужбы и надежную армию, политическая борьба на первом этапе должна быть полностью исключена, поскольку это может уничтожить еще не окрепшие политические структуры.

Особое внимание уделяется студенческим организациям – как основному костяку будущих боевых отрядов «бархатной» революции. Студенты – всегда самая динамичная и энергичная сила революции. Студенческие организации участвовали практически во всех революциях в Западной Европе, начиная с революции во Франции в 1968 году и заканчивая украинским «Майданом».

Классический пример использования молодежи для отстранения от власти старшего поколения – Китай эпохи культурной революции. По призыву Мао Цзэдуна молодежь расправилась со старшим поколением партийно-бюрократического аппарата. Поэтому США при проведении переворота в Югославии активно использовала студенческие организации в качестве основной боевой единицы. Члены оппозиционной студенческой организации «Отпор» были приглашены на десятидневные курсы с 28 августа и потом с 11 сентября в американские центры в Болгарии и Румынии. Курсы работали под руководством агентов ЦРУ и специалистов по ведению пропаганды и психо­логической войны.

Грузинская «революция роз» готовилась не один месяц. Сценарий революции был продуман и разработан заранее. В нем было предусмотрено место и роль каждого участника переворота. Молодежное движение «Кмара» сыграло основную роль в этой революции. «Кмара» – скальпель грузинской революции. Костяк «Кмары» – студенты Тбилисского университета.

Создатели «Кмары» за год до революции ездили за революционным опытом в Сербию, а потом уже активисты «Отпора» приезжали в Грузию проводить тренинги «Кмары». В ходе тренингов обучали, как проводить акции, как вести себя при аресте, как общаться с прессой.

Особая роль в технологии «бархатной» революции, касающейся разрушении сознания общества, отводится творческой интеллигенции – художникам, философам, писателям и поэтам – тем, кто лучше других владеет искусством найти подход к человеку, достучаться до людских душ. Это объясняется тем, что идеи легче всего передать с помощью образов и метафор. Поэтому всегда очень важно иметь на стороне оппозиции хоть одного поэта, артиста или философа, способного воззвать прямо к человеческим душам и сердцам. Важно, что эти люди порой вовлекают сограждан в такие духовные и философские искания, которые очень опасны.

Вторая стадия включает в себя:

легализацию оппозиции;

объединение оппозиционных политических сил;

создание объединенного Центра – руководства оппозицией;

разработку единых политических и экономических взглядов на будущее развитие страны; формирование стратегических и тактических целей операции;

выработку организационных и оперативных методов работы оппозиции;

завоевание поддержки ведущих социальных групп; подкуп руководства большинства национальных средств массовой информации для организации кампании жесткой критики режима.

Лев Давидович Троцкий (как его раньше называли «буревестник русской революции» 1917 года) отмечал: «Важное значение при проведении восстаний имеет правильно выбранный момент. Это решающий момент, то, что обычно называют революционной ситуацией».

При наступлении «определенного момента» – на базе диссидентских группировок – необходимо развернуть массовые политические организации: либеральные, демократические, националистические и т. д.

Популистские требования гарантируют новым политическим движениям поддержку достаточно широких слоев населения, в том числе и многих государственных чиновников. В этот момент необходимо провести объединение всех оппозиционных групп под управление единого Центра, состоящего из лидеров оппозиции. Крайне важно скоординировать их совместные действия по времени и методам действий во время активной фазы революции. Вновь созданный Центр занимается разработкой стратегии и тактики последующих действий оппозиции, выработкой экономических и политических требований. Специальная группа занимается написанием сценария переворота.

Благодаря передачам оппозиционного радио и телевидения население должно быть во всех деталях информировано о деятельности новых политических организаций. СМИ на этом этапе имеют огромное значение. Они не просто влияют на умы и чувства людей. Они проявляют власть над ними, причем власть абсолютную. СМИ станут главным инструментом для распространения сообщений, воздействующих на общественное сознание.

Михаил Саакашвили пришел к власти благодаря «бархатной» революции, в которой едва ли не главную роль сыграла грузинская телекомпания «Рустави-2». За несколько дней до государственного переворота в программе «Ночной курьер» на популярном телеканале «Рустави-2» транслировался полуторачасовой документальный фильм о свержении режима Слободана Милошевича.

Авторы фильма рассказывали о действиях югославской оппозиции, недовольной проведенными в стране выборами. Яркие выступления оппозиции, митинги, марши протеста, флаги – сжатый кулак на белом фоне, люди, скандирующие: «Достае» (Хватит, довольно). В ту же ночь в эфире «Ночного курьера» выступили ведущие аналитики страны и лидеры оппозиции, которые обсуждали фильм и сравнивали югославские события с грузинскими.

На следующий день на площади Руставели, где продолжался митинг противников Шеварднадзе, появились такие же флаги – сжатый кулак на оранжевом фоне. Такая же символика появилась на куртках молодых людей, а к вечеру большая часть площади уже дружно выкрикивала: «Кмара» («Хватит, довольно»), сжав поднятые кулаки. Именно фильм, показанный на «Рустави-2», продемонстрировал Грузии, как именно надо бороться с властью.

Через несколько дней оппозиция ворвалась в здание парламента Грузии, и вся страна, наблюдавшая за событиями в прямом эфире по «Рустави-2», увидела, как охранники испуганно утаскивают с трибуны президента Эдуарда Шеварднадзе. Именно этому каналу принадлежит название «революция роз». В том, что Саакашвили стал президентом Грузии – заслуга прежде всего «Рустави-2».

В этот период главная роль принадлежит планомерному проведению пропагандистских и других психологических операций с целью оказания влияния на мнение, чувства и поведение граждан страны с задачей заставить их действовать в нужном направлении. Опыт, полученный при проведении «бархатных» революций в бывших республиках СССР и странах Западной Европы, показывает, что достаточно заложить в сознание народа сомнение в укладе и порядке жизни, в легитимности существующей власти в государстве, как все политические устои могут зашататься и рухнуть в один миг.

Для перемены настроений в обществе в этот период проводится большая работа по разрушению исторической памяти народа. Подвергаются осмеянию и критике эпизоды национальной истории. Вспомним, как во время «перестройки» в СССР подвергались пересмотру результаты Великой Отечественной войны и Октябрьской революции, как подвергались сомнению подвиги Зои Космодемьянской, А. Матросова и А. Гастелло.

Третья стадия – активная фаза переворота. Ее цели:

создание хаоса, дестабилизация обстановки в стране, дезориентация высшего руководства, деморализация вооруженных сил и спецслужб;

саботаж всех направленных для преодоления кризиса мер, чтобы подготовить свержение существующей власти;

организация смены власти путем демократических выборов или «бархатной» революции.

В этот период волна антиправительственных митингов и демонстраций и других акций протеста захлестывает страну и неуклонно нарастает. Массовые демонстрации, забастовки становятся повседневным явлением в республике. Хаос и неразбериха, возникшие экономические трудности вносят элементы нестабильности и страха в общество. В этот период целенаправленно захватываются ключевые позиции в профсоюзах государства, постоянно организуются деструктивные забастовки, демонстрации и митинги, нарушающие производство. То есть таким образом завоевывается одна позиция за другой. Главный лозунг этого периода должен подчеркивать, что требования демонстрантов - выражение воли всего народа. Правящая власть не должна иметь время, чтобы осмыслить происходящее, перегруппировать свои силы, сформулировать задачи момента.

С большим размахом проводится работа по выявлению злоупотреблений должностными лицами своим служебным положением. Все случаи злоупотреблений тут же получают огласку среди местного населения, и с помощью СМИ становятся известными всей стране. Широко практикуется привлечение госчиновников к уголовной ответственности. Все действия сопровождаются шумихой в прессе, что автоматически приводит к компрометации этих людей и к отстранению их от служебных обязанностей.

В результате в стране парализуется деятельность органов государственной власти, нарушается нормальный ритм работы предприятий и учреждений. Политическая и экономическая нестабильность достигают такой глубины и масштабов, что ситуация становится неуправляемой. Конечная цель такой дезинформационной работы – внести в общество отдельные элементы неуверенности, страха, недоверия к действиям местных органов власти, полиции, армии и создать атмосферу раскола и хаоса. Создается так называемый «управляемый хаос» – то есть под действием толпы парализуется деятельность государственной власти и создается иллюзия хаоса и неразберихи, но на самом деле ситуация находится под контролем оппозиционных сил, которая ждет «момента» для последнего этапа переворота.

Успех «бархатной» революции немыслим без нейтрализации армии и спецслужб. Схемы подобных операций уже отработаны до мелочей. Наиболее используемый и классический вариант – обвинить спецслужбы в преступлениях против своего народа, в попытке захвата власти.

Естественно, что каждый глубокий национальный кризис не может в той или другой степени не захватить и армию, внутренние войска. Однако переход армии, войск на сторону восставших не происходит сам собою и не является результатом одной лишь агитации. Армия разнородна и связана жесткой дисциплиной. Психологический момент перехода военнослужащих на сторону оппозиции – это долгий процесс, который, как и все процессы, имеет критическую точку. Критической точкой является тот момент, когда армия деморализована политическими и экономическими событиями в стране, когда хаос и неразбериха вносят сумбур в сознание каждого офицера, порождают недоверие к приказам вышестоящего руководства.

Помимо «шельмования» армии, полиции (милиции), других силовых структур государства специальные группы выступают в роли провокаторов, распуская различные слухи и небылицы, компрометирующие сведения о государственных руководителях в соответствии со сложившейся обстановкой. Их содержание должно быть относительно «правдивым» с тем, чтобы средний обыватель поверил.

При проведении активной фазы «бархатных» революций необходимо умение управлять толпой, способность укротить неуправляемую толпу и повести на заранее спланированные объекты. На западе таких людей называют «хаотами». Их основная задача – спровоцировать столкновение демонстрантов с властями и направлять энергию масс в нужном для заговорщиков направлении.

Еще сто лет назад мнение толпы не принималось в расчет, да и большей частью оно не существовало. В настоящее время, по мнению ряда социологов и политологов, голос толпы становиться преобладающим. Толпа способна диктовать условия правительству. Могущество толпы представляет собой единственную силу, которой ничто не угрожает и значение которой все увеличивается.

Одним из основных инструментов информационной экспансии является информационная блокада.

Информационная блокада всегда тесно связана с информационным доминированием. Это две стороны одной медали. К ним прибегают как в случае военных действий, так и в мирное время (например, во время выборов). Имеет место создание информационного вакуума по какому-то вопросу с последующим распространением тенденциозной информации о нем. Очень часто властные структуры блокируют информацию по какой-либо проблеме, а затем выдают ее в безальтернативном режиме. Поскольку интерес к данному вопросу в обществе очень силен, выгодная для власти информация получает максимальное распространение. Это позволяет обеспечить единую интерпретацию происходящих событий и представляет, по сути, массовое зомбирование людей. В этом случае фиксированная позиция СМИ не подлежит изменению, поэтому другая точка зрения практически недоступна для широкой аудитории.

Информационная блокада сегодня сопровождает практически все военно-политические конфликты. Так, война с Ираком в 1991 г. изображалась как «чистая» и справедливая. Западные СМИ всячески расхваливали достоинства «хирургически точных ударов». При этом старательно замалчивались любые свидетельства противоположного характера (те же случаи, которые невозможно было скрыть, назывались досадными «ошибками», чтобы сгладить негативную реакцию общественности). Цензуре тогда подверглись даже бывший министр юстиции США Р. Кларк и известный в Америке оператор, которые привезли из Багдада отснятые на пленку свидетельства гибели и страданий гражданских лиц. Все американские телекомпании отменили ранее назначенные встречи с ними, и ни одна из них не показала нежелательные кадры.

Во время воздушных атак НАТО против Югославии в Великобритании проходили выборы в Европарламент. Небольшая по численности Социалистическая трудовая партия поместила в своем предвыборном клипе документальные кадры опустошений, причиненных натовскими бомбардировками Сербии. При телепоказе этот эпизод... был просто-напросто вырезан Би-Би-Си, «самым уважаемым и объективным мировым средством информации».

Чем объяснить подобную цензуру? Ответ на этот вопрос был дан еще во время Первой мировой войны 1914-1918 гг. тогдашним военным министром Великобритании Ллойд-Джорджем: «Если бы люди знали правду о войне, она была бы прекращена уже завтра. Но они ее не знают и никогда не узнают».

Российский политолог Г. Почепцов на примере войны в Чечне классифицирует блокирующий контроль информационного пространства следующим образом:

Контроль вербальных обозначений. Примером служат такие обтекаемые фразы как «Ковровые/точечные бомбометания», «Зачистка территории» и т.п., которые убирают из сознания смертоносный характер.

Контроль визуальной картинки, в соответствии с которым на телеэкране отсутствуют изображения раненых и убитых, потеря техники со стороны федеральных войск.

Контроль единства интерпретации событий. Наглядным примером является специальное указание министра Лесина, запретившего показ на телеэкране интервью со стороны чеченских боевиков.

В российских СМИ примером информационной блокады может служить не только освещение событий в Чечне, но и в странах ближнего зарубежья: Беларуси, Украине, Грузии, Молдове. Специальные исследования 2000-2001 годов показали, что 90-95% материалов об этих странах представляют собой субъективные комментарии российских корреспондентов или редакций. Другими словами, российская пресса практически не позволяет представителям этих стран самостоятельно высказывать свою позицию.

К информационной блокаде часто прибегают во время избирательных компаний. Заангажированные СМИ создают информационный ажиотаж только вокруг предпочтительного кандидата. При этом его оппонент полностью лишается возможности высказать в СМИ свою позицию, ответить на выпады в свой адрес. В лучшем случае телеканалы нам его показывают «без звука», сопровождая видеоряд тенденциозными журналистскими комментариями.

Стратегия информационного воздействия на население Беларуси со стороны деструктивных сил направлена на формирование протестных настроений в различных социальных группах и предусматривает дискредитацию всех структур власти.

Основными направлениями информационно-психологического воздействия являются:

обвинение властей в политических репрессиях и преследованиях представителей демократических сил;

формирование общественного мнения относительно решимости мирового сообщества продвигать демократию в Беларуси;

обвинение властей в провокациях и готовности к силовому подавлению акций оппозиции, а также призывы к насильственным действиям по свержению конституционного строя;

попытки дискредитации Вооруженных Сил Республики Беларусь и иных силовых структур (внутренние войска, милиция, КГБ);

использование этно-конфессионального фактора для осложнения обстановки в республике;

попытки дискредитации социально-экономического курса Республики Беларусь;

противодействие интеграции Беларуси и России.

Здесь следует подчеркнуть, что несмотря на информационно-психологическую агрессию против нашего государства и расширение направлений деятельности деструктивных сил, использующих наиболее эффективные технологии воздействия на население, социально-политическая обстановка в республике остается стабильной.

Важнейшими факторами обеспечения стабильности являются:

государственная ориентированность белорусской экономики, доказавшая свою жизнеспособность и преимущество;

повышение уровня и качество жизни населения (хотя не все здесь хорошо);

государственная идеология и ее влияние на социальные настроения людей;

создание мощного информационного поля, позволяющее осуществлять эффективную пропагандистскую и контрпропагандистскую деятельность, обеспечение информационного доминирования необходимой государству информации в печатных СМИ и на телевидении;

сформированная и жизнеспособная стройная система идеологической работы в государстве, Вооруженных Силах Республики Беларусь и других силовых структурах.

Таким образом, в Беларуси создана эффективная система обеспечения национальной безопасности.

 






Видео


Блоги

Профиль
Войти через:



Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Карта новостей

Вернуть ли белорусскому языку статус единственного государственного?


  • ВКонтакте
  • Одноклассники

Баннеры

Счетчики